«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»
«Энергетический реализм»
Цикл велосипедно-самокатных экскурсий «Гоголевская Москва»
«Н. В. Гоголь: события и факты». Выпуск 1 (53)

	

Гоголевские мемории в российских и украинских государственных собраниях

Викулова В. П. (Москва), кандидат педагогических наук, заслуженный работник культуры РФ, директор «Дома Н. В. Гоголя — мемориального музея и научной библиотеки», член Гоголевской комиссии при научном совете РАН «История мировой культуры», академик Международной Академии информатизации при ООН / 2014

Каждая эпоха, подобно человеку, имеет свое неповторимое лицо — оставленный потомкам портрет, в котором отражены характерные черты времени, идеи, образы... Однако образы эти, не имея опоры на документальные, зримые свидетельства, с течением времени искажаются и стираются. Едва ли не единственным путем сохранения достоверных представлений о той или иной эпохе становится соблюдение принципа мемориальности, особенно важного в архивной, музейной и библиотечной работе. Мемориальность можно определить как свойство, характеризующее связь с памятью о ком-либо / чем-либо. Непосредственными носителями данного свойства выступают мемории — предметы, хранящие память о людях и событиях. Музейная ценность мемориального предмета определяется степенью его подлинности как первоисточника социальной и культурной информации. Как правило, мемориальные предметы, связанные с выдающимися событиями, обнаруживаются на месте, где развертывалось событие. Кроме того, для музея важно «соотношение информации предмета и его внешних признаков. Внешний облик предметов влияет на облик музейного собрания в целом». В этой связи особенно примечательными оказываются мемории, связанные с литературными персоналиями, писателями и поэтами«1. Так, применительно именно к музейным предметам литературной тематики закрепилось образное выражение — перифраз строк О.Э. Мандельштама — «немое красноречие вещей», давшее впоследствии название выставке писательских меморий. Как справедливо замечено в материалах этой выставки, «предметы, с которыми мы взаимодействуем в течение своей жизни, способны рассказать о нас больше, чем слова. Согретые теплом повседневного общения со своими хозяевами, они обретают особую значимость, становятся почти живыми. А если речь идет о предмете, который долгие годы жил бок о бок с известным писателем? Такая вещь превращается в материализованное воспоминание, она связывает прошлое и настоящее и создает иллюзию встречи с прежним владельцем»2. К литературным мемориям, в частности, относятся не только книги с владельческими и дарственными надписями, творческие рукописи, но и личные вещи писателей, визитные карточки, письма, дневники, документы, деловые бумаги, личные и семейные альбомы, рисунки, фотографии, портреты, миниатюры и т.д. С течением времени многие предметы, имеющие отношение к одной центральной исторической личности, образуют посвященную ей персональную коллекцию, составляющую впоследствии литературно-мемориальное музейное или библиотечное собрание. Таковы, например, мемории А.С. Пушкина, Н.А. Некрасова, Л.Н. Толстого, А.А. Блока, А.М. Горького и многих других. При этом типичным для такого рода коллекций является относительно большое количество предметов, сконцентрированное в одном месте, где жил писатель или происходили важные события его жизни.

Закономерно и превращение этого места в мемориальный музей. По замечанию Е.А. Ячменева, «исторический дом-музей — это место встречи истории и ее творца, исторической личности <...> Исторический дом-музей уникален сохранением, показом, воссозданием подлинной атмосферы, почти не поддающейся манипулированию. Внутреннее пространство мемориального музея невозможно изменить, не нарушив атмосферу его аутентичности»3. Примечательна в этой связи применяемая исследователем классификация исторических домов, впервые предложенная С. Бутчер-Янгхансом, согласно которой существуют:

1) документально-исторические дома-музеи, рассказывающие о жизни того или иного лица или о месте, которое представляет исторический либо культурный интерес. Их обстановка должна содержать оригинальные предметы, по возможности, в первоначальном расположении;

2) репрезентативные исторические дома-музеи, дающие представление о стиле, эпохе или образе жизни. Обстановка в них может быть восстановлена с использованием предметов, не обязательно находившихся здесь первоначально: это могут быть либо копии оригиналов, либо подлинные предметы, однако отношения к этому дому не имеющие, приобретенные на художественном рынке;

3) художественно-исторические дома-музеи — места, где представлена частная коллекция, не имеющая ничего общего с самим домом, его историей или жившими в нем людьми4.

При этом наибольшей ценностью для культуры и науки обладают не просто исторические, старинные дома как таковые, а дома-музеи, соответствующие требованиям подлинности музейных мемориальных предметов. Ключевыми направлениями деятельности таких музеев становится сбор сведений о меморируемом событии или лице, а также оценка мемориальной ценности того или иного предмета.

В свою очередь, «ценность предмета, в том числе мемориальная, определяется культурно-ценностными ориентирами современной эпохи»5. Иными словами, с течением времени мемориальный предмет становится не только интересным артефактом, но, прежде всего, достоверным отражением культурного стиля или культурной среды эпохи, как определял это понятие филолог, историк литературы и литературовед П.Н. Сакулин. «Литература, — замечал ученый, — входит в общий процесс жизни как одна из его функций <...> для историка литературы является существенным — углубиться в анализ культурной жизни эпохи и всей ее „психологии“ <...> В одном случае это могут быть философские течения эпохи <...> в другом — социологические и социальные идеи...»6

Необходимо отметить, что полноценное осмысление культурного стиля в значительной мере обеспечивается взаимодействием музейного, филологического и общегуманитарного инструментариев. Подтверждением этого единства представляется и принятая в современной науке классификация музейных предметов на основе их мемориальной ценности: «а) предметы, обладающие только мемориальной ценностью;

б) предметы, мемориальная ценность которых, прежде всего, определяет их музейное значение.

В то же время мемориальные музейные предметы, указанные в двух группах, подразделяются несколько иначе:

1. Предметы, связанные с меморируемым событием или лицом, но создание которых не было обусловлено ходом события, деятельностью меморируемого лица.

2. Предметы, созданные в результате деятельности меморируемого лица, в ходе меморируемого события (или несколько ранее, но в связи с этим событием)»7.

В контексте вышеизложенных теоретических положений особой актуальностью для нас обладают мемориальные предметы, связанные с жизнью и творчеством Н.В. Гоголя. А.М. Ремизов писал: «Путь Гоголя — дорога странника, очарованного и чарующего: очарованного пустотой призрачного вийного мира, огнем вещей и чарующего своим волшебным вийным словом»8. Это образное высказывание отражает действительно одну из главных особенностей жизненного пути великого писателя: путешествуя по многим странам, он при этом практически не располагал каким-то имуществом, за исключением только самых необходимых и дорогих для него вещей. И они, вместе с рукописями, автографами и прижизненными изданиями произведений Гоголя, входят в посвященный ему фонд мемориальных предметов.

Как известно, и сам Гоголь называл себя «странником». Пожалуй, главным свидетельством его «странничества» и аскетизма являются те немногие вещи, что принадлежали писателю и находились при нем до смерти 21 февраля (4 марта) 1852 года. Сделанная посмертно опись имущества писателя была впоследствии тщательно проанализирована литературоведом, писателем, богословом и философом С.Н. Дурылиным. Он обратил особое внимание, что к большинству из 32 наименований предметов применимо определение старое («старое пальто», «старые панталоны», «старые жилеты» и т.д.). «Платье и белье Гоголя поражает своей ветхостью и малоценностью <...> Холостяцкая беспризорность Гоголя сказывается и в крайней скудости некоторых статей: у него было всего три пары нитяных, да три пары шерстяных носков („старых“) и всего три, да еще старых, носовых платка»9. В то же время книги, также вошедшие в опись, на фоне остального «скарба» отличаются разнообразием, их "оказалось 150 на русском языке (из них 87 в переплетах) и 84 на иностранных языках (из них 57 в переплетах)"10. Всего библиотека состояла из 234 томов, но многие книги были вскоре утеряны или распроданы сразу после занесения в опись. Впрочем, драматична судьба многих мемориальных предметов и рукописей Гоголя, которые сохранились лишь благодаря его родственникам, друзьям и собирателям-библиофилам.

Основными хранителями рукописного наследия писателя в России являются: Российская государственная библиотека в Москве (РГБ), Институт русской литературы (Пушкинский Дом) РАН в Санкт-Петербурге (ИРЛИ), Российский государственный архив литературы и искусства в Москве (РГАЛИ), Российская национальная библиотека в Санкт-Петербурге (РНБ), Государственный литературный музей (ГЛМ), Государственный исторический музей (ГИМ) и Государственный музей А.С. Пушкина в Москве. Количество гоголевских рукописей в российских фондах показано диаграммой.

Как следует из приведенной диаграммы, наибольшее число рукописей (2361 лист в две страницы) сосредоточено в РГБ. Для сравнения: в ИРЛИ имеется 367 рукописей, в РГАЛИ — 307, в ГЛМ — 2. Такое соотношение объясняется, главным образом, историей формирования фонда в каждом из названных научно-исследовательских и музейных учреждений. Так, коллекция гоголевских рукописей в РГБ начала складываться с переводом в 1862-1863 годах Румянцевского музеума, истока современной библиотеки, из Петербурга в Москву. В тот период главными дарителями автографов Гоголя были его друзья С.П. Шевырев, Д.Ф. Самарин, А.А. и С.А. Ивановы. Не менее значительным вкладом в пополнение и систематизацию рукописного наследства Гоголя в фонде Румянцевского музея явилась деятельность академика Н.С. Тихонравова.

Николай Саввич Тихонравов (1832 — 1893) — филолог, историк русской литературы, один из крупнейших представителей культурно-исторической школы в литературоведении, профессор Московского университета и академик Петербургской академии наук. В 1853 г. студент Тихонравов опубликовал библиографическую статью о Н.В. Гоголе. В 1885 г. он снова вернулся к изучению рукописей Гоголя, но уже в качестве исследователя и редактора 10-го издания Собрания сочинений (последние два тома издал В.И. Шенрок после смерти Тихонравова). По словам российского филолога, педагога и писателя А.С. Архангельского, труд академика по изданию сочинений Гоголя сравним с "монументом, вполне достойным и великого русского писателя, и вместе — знаменитого ученого, с такой любовью и так долго изучавшего творения писателя«11. Сделанное им стало «литературным событием» и явлением «внутренней биографии» Гоголя12. Основными задачами Тихонравова были: верно датировать каждое гоголевское произведение, прояснить историю первопечатных текстов сочинений и выявить те позднейшие переработки, которым подвергались некоторые из них с указанием обстоятельств и времени внесения правок, а также систематизировать автографы писателя, собранные в Отделе рукописей Румянцевского музея.

Когда работы по 10-му изданию Собрания сочинений были завершены, все материалы и документы архивного фонда Гоголя, изученные Н.С. Тихонравовым, остались в Отделе рукописей и составили 22 толстых папки. В коллекцию вошли рукописи «Ревизора» и «Мертвых душ», повестей «Тарас Бульба», «Шинель», пьесы «Женитьба», драматического «Отрывка», ряда других художественных и критических произведений писателя, его работы и выписки по истории, размышления о морали и религии, записи, выписки и списки, переписка. Фонд сохранялся при всех преобразованиях музея: в Императорский Московский и Румянцевский музей, Государственный Румянцевский музей, Российскую публичную библиотеку имени Владимира Ильича Ульянова (Ленина) и, наконец, в Государственную библиотеку СССР имени В.И. Ленина. В итоге данное собрание было еще раз систематизировано и проанализировано в каталоге "Рукописи Н.В. Гоголя«13. Как указано в нем, 950 единиц хранения представляли собой художественные произведения Гоголя, 337— написанные им письма и 228 — письма, адресованные ему. Одной из главных «жемчужин» фонда стал набросок предсмертных размышлений писателя со словами: «Как поступить, чтобы признательно, благодарно и вечно помнить в сердце моем полученный урок? И страшна история всех событий Евангельских» (1 л., 1 стр. 17,8×17,2. Тихонр., VI, 454 и 804. НИОР РГБ. М. 3213. 18).

Примечательны этапы становления коллекции гоголевских рукописей в ИРЛИ РАН. Именно здесь существование фонда Гоголя наиболее органично, ибо Пушкинский Дом мыслился его создателями как "крупнейший в стране музейно-источниковедческий, а позднее научный центр <...> русской национальной культуры«14. Вначале его приоритетным направлением были пушкиноведческие исследования, и одними из первых реликвий стали книги из личной библиотеки А.С. Пушкина (всего более 3500 томов). Но изучаемый сотрудниками Дома контекст эпохи постепенно расширялся, и, как следствие, коллекция пополнялась не только пушкинскими мемориями.

Первые гоголевские рукописи поступили сюда в конце 1910-х годов в составе собраний А.Ф. Онегина и П.А. Плетнева — поэта и критика, состоявшего в дружеских отношениях с Пушкиным и Гоголем. В 1919 г. было приобретено Дашковское собрание, где также были рукописи Гоголя. Оно стало одной из ценнейших частей Рукописного отдела Пушкинского Дома благодаря исключительной численности коллекции — 525 переплетенных томов и несколько тысяч писательских автографов, расположенных в алфавитном порядке. Здесь сохранился и оттиск статьи Гоголя «Отрывок из истории Малороссии» с дарительной надписью писателя, адресованной одному из основателей собрания Д.В. Дашкову: «Его высокопревосходительству Дмитрию Васильевичу Дашкову в знак глубочайшего уважения Н. Гоголь» («Отрывок из истории Малороссии» в «Журнале министерства народного просвещения», 1834, № 4, ч. 2, отд. 2. Библиотека Института русской литературы Академии наук СССР. Бр 463/22. От М. Андреева-Туркина)15.

Дашковское собрание является также важным источником гоголевских меморий ― например, рисунка П.А. Каратыгина, получившего в иконографии писателя название «Н.В. Гоголь на репетиции „Ревизора“ в Александринском театре» (1836. Бумага, акварель 15×6,7 (в свету) — № 241. В рост, 1/2 влево; в очках; одет в вицмундирный фрак; в левой руке цилиндр, правая у пояса. Под изображением: «Гоголь в 1835 г.» Надпись, видимо, сделана позже и ошибочно. На обороте карандашные наброски: вверху — профиль А.И. Чернышева, посредине — профиль неизвестного, внизу — профиль А.Х. Бенкендорфа. Поступил из собрания П.Я. Дашкова)16.

Павлу Яковлевичу Дашкову (1849 — 1910) принадлежит заслуга сохранения рукописей целого ряда русских писателей, в том числе А.С. Пушкина, В.А. Жуковского, Л.Н. Толстого, Г.Р. Державина, Н.Н. Новикова, И.А. Гончарова, И.С. Тургенева, А.И. Герцена, Н.В. Кукольника17... Потомок древнего дворянского рода, действительный член Императорской академии художеств в 1903 — 1910 годы, П.Я. Дашков с юношества стал приобретать "все то писаное и печатное, гравированное и рисованное, что содержало в себе хоть некоторое историческое значение и имело цену для истории русской жизни, к какой бы эпохе ни относилось"18.

Особую ценность Дашковскому собранию придают не только рукописи Гоголя, но и широко представленная его переписка, более 300 писем к различным адресатам, а среди них послания А.С. Пушкину, С.П. Шевыреву, А.В. Никитенко и др. Во многом благодаря этой переписке современные исследователи имеют возможность анализировать произведения писателя в контексте эпохи, с учетом целого спектра биографических, литературно-философских, идеологических и даже политических аспектов. Таким образом, Дашковское собрание стало ядром Гоголевского фонда. Представленная в нем часть нецентрализованной коллекции гоголевских меморий, составляющая суммарно 744 единиц хранения включает рукописные материалы (367 ед. хр.), мемориальные предметы (7 ед. хр.), а также документы о писателе и его иконографию.

Однако работа по изучению творчества Гоголя, активно развернутая перед Великой Отечественной войной, хотя и была отчасти продолжена в годы послевоенные, но самостоятельного направления в деятельности Пушкинского Дома уже не составляла19.

Третье по величине хранилище рукописей Гоголя ― Российский Государственный архив литературы и искусства (РГАЛИ). Формирование этой коллекции непосредственно обусловили, как и в Пушкинском Доме, обстоятельства создания данного учреждения и его дальнейшего развития. Оно было основано в 1941 г. частично на базе собрания Гослитмузея (ГЛМ) как Центральный государственный литературный архив (ЦГЛА), куда передали профильные фонды из ЦГАОР, ЦГАДА, ГИМ, Государственной Третьяковской галереи и других архивохранилищ. Тогда же из общего числа архивных документов был выделен персональный фонд Н.В. Гоголя, составленный преимущественно на основе материалов из ГЛМ. В 1948 г. коллекция пополнилась материалами Полтавского областного государственного архива и Центрального исторического архива в Киеве. В 1951 г. вышла в свет "Опись документальных материалов личного фонда № 139. Гоголь Николай Васильевич (1809 — 1852)«20. Согласно описи, этот фонд составляли 111 ед. хр., включая автографы (4 ед. хр.) и 303 письма, однако и эти материалы нельзя считать единым фондом рукописей Н.В. Гоголя. Значительное пополнение фонда произошло в 1957 г. благодаря передаче в РГАЛИ (тогда ЦГАЛИ) литературной части коллекции известного собирателя книг и рукописей, красноярского купца Г.В. Юдина, чье собрание включало несколько уникальных гоголевских рукописей — например, записную книгу с материалами по истории и географии (РГАЛИ. Ф. 1571. Оп. 1. Ед. хр. 2521)21.

Геннадий Васильевич Юдин (1840 — 1912) родился в Тобольской губернии в купеческой семье выходцев из Костромской губернии, принадлежавших к старинному купеческому роду, известному с XVII в. Получив домашнее воспитание, он был вынужден уже в 13 лет начать самостоятельную жизнь и в это же время, несмотря на крайнюю стесненность в средствах, увлекся собиранием книг. Библиофильство повлияло и на его круг общения. Став известным коллекционером книг и рукописей, он познакомился и дружил с историком литературы С.Л. Венгеровым, а потом как меценат даже финансировал задуманное последним издание «Русские авторы». Собрание Юдина составляли книги на русском, немецком, французском, английском, латинском, греческом языках. В коллекцию также входили произведения, запрещенные цензурой (например, первое издание книги А.Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву»). Кроме художественной литературы, Юдин проявлял интерес к трудам по экономике, истории, этнографии, археологии Сибири.

После 40 лет коллекционирования его библиотека насчитывала свыше 80 тысяч томов, что вполне соотносимо с фондами современных публичных библиотек. Революция 1905 г. заставила Г.В. Юдина расстаться почти со всем собранным, продать его Библиотеке Конгресса в Вашингтоне. Однако давняя «страсть» подвигла библиофила основать вторую библиотеку, хотя и меньшую по количеству изданий. Именно это собрание в 1920 г. было реквизировано у наследников Юдина и рассредоточено по библиотекам Сибири. Наиболее ценные экспонаты, включая рукописные материалы, поступили в центральное книгохранилище при Красноярском областном музее (музей Приенисейского края). Как показывают архивные разыскания, «первый автограф Гоголя из коллекции Юдина был опубликован в 1927 Б. Смирновым» ― это письмо Гоголя от 1 июня 1835 г. к Г.И. Спасскому и ответ последнего от 22 июля22.

Впоследствии материалы коллекции были переданы в Государственный архив Красноярского края, где в 1940 — 1942 годах тщательно обработаны и систематизированы, причем в процессе работы были найдены новые, не известные ранее рукописи, в том числе автограф первоначальной редакции «Повести о капитане Копейкине», принадлежавший ранее М.П. Погодину. В связи с научной и архивной ценностью собрания оно было передано в Главное архивное управление СССР в Москве, оттуда литературные источники в 1957 г. были распределены в ЦГАЛИ и пополнили имевшиеся там личные фонды ― в частности, фонд Гоголя23. Кроме того, автографы Гоголя были выявлены в ряде других документальных собраний ЦГАЛИ: архивах Аксаковых (Ф. 10), Вяземских (Ф. 195), Ф.М. Достоевского (Ф. 212), С.А. Соболевского (Ф. 450), коллекции П.А. Попова (Ф. 2591).

В настоящее время персональный фонд Н.В. Гоголя в РГАЛИ насчитывает 164 ед. хр. (РГАЛИ. Ф. 139. Оп. 1-3. 1773-1937 гг. 164 ед. хр.). В это число входят не только печатные и рукописные произведения Гоголя, его многообразная переписка и нехудожественные тексты (статьи, записи, наброски, размышления и т.д.), но и материалы к биографии писателя, документальные архивы его сестер и потомков рода Гоголей, а также изображения Гоголя, выполненные художниками в разное время и в различных стилях.

Куда меньшая численность фонда рукописей Гоголя в Российской национальной библиотеке, где находятся 34 рукописных источника, переданные в составе собрания М.П. Погодина в Отдел рукописей Императорской Публичной библиотеки24, прямой наследницей которой и является современная РНБ. Данная коллекция, будучи одной из центральных и фондообразующих, около полувека подвергается тщательному и разностороннему исследованию25.

Еще меньше рукописей Гоголя хранится в Государственном историческом музее (23 ед. хр.), Государственном Литературном музее и Государственном музее А.С. Пушкина в Москве (соответственно 2 и 1 ед. хр.).

На Украине гоголевские рукописные фонды есть в двух научных центрах — в Национальной библиотеке имени В.И. Вернадского и в Институте литературы имени Т.Г. Шевченко НАН. Как сообщает исследовательница Р. Смирнова, «в Институте рукописей при Национальной библиотеке имени В.И. Вернадского НАН Украины в Киеве в отделе «Гоголиана» хранятся уникальные документы о семье и предках писателя. В 1920 году их передал на хранение Василий Головня, сын младшей сестры Николая Васильевича. Сохранился лист из метрической книги Спасо-Преображенской церкви местечка Великие Сорочинцы Миргородского повета Полтавской губернии. В нем записано: "Марта 20. У помещика Василия Яновского родился сын Николай и окрещен 22-го«"26. Именно в Институте рукописей Национальной библиотеки имени В.И. Вернадского сконцентрированы архивы большинства исторических образовательных и культурных учреждений Украины. Среди них фонды Киевской духовной академии с Церковно-археологическим музеем и материалами ее предшественников — Киево-Могилянской академии и братских школ, а также Нежинского историко-филологического института имени князя Безбородко, Киевского университета Св. Владимира... Разумеется, особое значение имеет архив Нежинского института (лицея) имени князя Безбородко, где учился Гоголь. В Институте рукописей сохранились такие реликвии, как листы «Ведомости учеников 1 класса высшего отделения Полтавского поветового училища за 1819 год», в которой под № 40 значится Николай Яновский, под № 41 — его младший брат Иван Яновский (он вскоре умер). Есть и страницы «Дневника» за 1821 г., заполнявшиеся преподавателями Нежинского лицея. «Фамилия непоседливого 12-летнего Николая Яновского чаще других упоминается среди пансионеров, которые «получили достойное наказание за их худое поведение» и оставлены без обеда«27.

Лицею принадлежали также 7 рукописей художественных произведений писателя: «Тарас Бульба», «Портрет», «Игроки», «Тяжба», «Лакейская», «Театральный разъезд» и материалы первого тома «Мертвых Душ». По свидетельству Н. Гербеля, эти рукописи, переданные Н.Я. Прокоповичу самим Гоголем для опубликования в первом Собрании его сочинений, в 1858 г. были приобретены у семейства покойного к тому времени Прокоповича графом Г.А. Кушелевым-Безбородко за 1200 рублей серебром и принесены им в дар Нежинскому лицею как «заведению, воспитавшему знаменитого автора „Мертвых Душ“». Впрочем, аттестат писателя за 1829 г. «Об окончании Нежинской гимназии высших наук» хранится в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга и Ленинградской области (ранее: Ленинградский областной государственный исторический архив — ЛОГИА), что также указывает на разрозненность коллекции гоголевских меморий.

В Институте литературы им. Т.Г. Шевченко НАН Украины рукописный фонд насчитывает более 100 000 единиц рукописей украинских деятелей культуры XIV-XVI веков и до наших дней. В 1933 г. в этот фонд вошли два больших собрания архивных материалов Т. Шевченко, принадлежавших Черниговскому государственному историческому музею и Всенародной библиотеке Украины. Предшевченковский период украинской литературы отражен в фондах Павла Белецкого-Носенко, Льва Боровиковского, Николая Гоголя, Петра Гулака-Артемовского и др. Здесь находится и комплекс документальных материалов Пантелеймона Кулиша ― писателя, редактора, издателя Собрания сочинений Гоголя и его первого биографа. «Личный фонд писателя здесь относительно небольшой — 194 единицы хранения <...> Это автографы поэтических сборников и отдельных поэзий, поэм, пьес, переводов и перепевов, «Опыта биографии Н.В. Гоголя», свыше 400 писем«28.

Учитывая находящиеся в Институте литературы рукописи и автографы Гоголя, можно было бы надеяться на возможную научную консолидацию с российскими фондодержателями гоголевских меморий, однако теперь архивно-музейное и научное взаимодействие данных учреждений весьма проблематично. Потому-то и представленная в целом ряде музейных и архивных собраний нецентрализованная коллекция гоголевских меморий до сих пор не получила фундаментального изучения и осмысления.

Впрочем, единичные разыскания проводились прежде, ведутся и поныне. Подтверждением являются завершенное ИРЛИ в 1952 г. издание Полного собрания сочинений Н.В. Гоголя (Тт. I-XIV), академическое издание художественных сочинений Н.В. Гоголя в 5-ти томах, а также опись гоголевского фонда в Пушкинском Доме. Ныне наиболее полные текстологические исследования рукописей Гоголя проводятся для издания его Полного собрания сочинений и писем в 23 томах29. Комплексное выявление и описание как рукописных, так и вещественных меморий Гоголя связано с несколькими крупными выставками, организованными к 200-летию писателя Государственным историческим музеем, Государственным Литературным музеем, Государственным музеем А.С. Пушкина в Москве, Музеем Москвы и Центральным выставочным залом «Манеж» в Санкт-Петербурге30. При этом едва ли не самым главным результатом этих выставок и связанной с ними подготовительной научно-исследовательской работы в 2009 г. стала систематизация большинства известных гоголевских реликвий с их подробным описанием, датировкой, атрибуцией, были определены их мемориальная ценность и места хранения.

В рамках данных проектов удалось проанализировать качественно-количественный состав гоголевских мемориальных предметов и обнаружить различия в распределении рукописных и вещественных меморий по фондодержателям. На диаграмме показано, что основными хранителями мемориальных предметов Гоголя в России являются ГИМ, ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН, ГЛМ, «Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека» и Государственный музей А.С. Пушкина в Москве.

Как следует из диаграммы, больше всего вещественных меморий Гоголя хранит Государственный исторический музей. Кроме рукописного фонда, здесь находятся: резная икона «Распятие с предстоящими», принадлежавшая Гоголю (Вифлеем. Вторая четверть XIX века. Перламутр. резьба. ГИМ 64075 ПЯ 340); коробочка-реликварий с образом Благовещения, по достоверным сведениям, привезенная писателем из Иерусалима в 1848 г. (Перламутр, резьба, гравировка. ГИМ 64075 ПЯ 339); молитва, сочиненная Гоголем перед поездкой в Иерусалим (1847. Автограф. ГИМ ф. 446. Ед. 41. Л. 63.); золотое кольцо Гоголя (Россия. XIX век. Золото, волосы, резьба. ГИМ 64075 ОК11744)31. Все эти предметы чрезвычайно важны для правильного понимания особенностей духовного пути писателя.

Не менее примечателен и «пройденный путь» реликвий. Они, вместе со значительной частью фонда меморий Гоголя в ГИМе, поступили из собрания Потапа (Паисия) Михайловича Мальцева (1852 — 1919), старообрядца из Самарской губернии, купца-миллионера, который был известным библиофилом, собирателем писательских меморий. Современники оценивали коллекцию Мальцева как «немыслимый по количеству объем книг и рукописей»: рукописи XV-XVIII веков, рукописные и старопечатные книги, множество современных книг самого различного направления и «возраста» составляли суммарно 300 ящиков32. В ГИМ это собрание поступило в 1928 г. В его составе были также: фрак Гоголя, вещи, привезенные писателем из Палестины, хозяйственная тетрадь семьи Гоголь-Яновских (Первая треть XIX века. Автограф. ГИМ Ф. 446. Ед. 41, л. 108-126).

Еще одним источником пополнения гоголевского предметного фонда в ГИМе была передача экспонатов из фондов Всесоюзной библиотеки им. В.И. Ленина (ныне РГБ). Среди таких меморий: сюртук мужской (Италия, 1840-е гг. Х/б ткань (пике), коленкор, металл. Из Всесоюзной библиотеки им. В.И. Ленина, 1946. ГИМ 81989 Б-1135); перо, которым Н.В. Гоголь вносил последние правки во второй том «Мертвых душ» (1850. Из старых поступлений. ГИМ Ф. 281. Оп. 2. Ед. 213. Пожертвовано в Румянцевский музей П.А. Кулишом (1819-1897) 17 апреля 1877); принадлежавшая Гоголю десертная ложка (Калуга, 1802 г. Серебро, литье. Из Библиотеки им. В.И. Ленина, 1946 г. <Ранее в собрании Румянцевского музея>. ГИМ 81989 Б-13928); настенное зеркало, по легенде, висевшее в доме Гоголей-Яновских (Россия. Первая треть XIX века. Дерево, фанеровка, маркетри, полировка; зеркальное стекло. ГИМ 81096/ ДП-1372)33. Сюртук, по преданию, принадлежал Н.В. Гоголю, а после его смерти был подарен его матерью М.И. Гоголь А. Жемчужникову, который передал сюртук П.А. Кулишу в 1854 г.

Часть гоголевских раритетов была подарена Историческому музею. Одним из дарителей был видный российский историк и археолог Иван Егорович Забелин (1820 — 1908/1909), завещавший свое собрание исторических памятников и писательских автографов "без всякого исключения... в собственность Исторического музея«34. А рисунки Гоголя с изображением украинской хаты (1830-е гг. ГИМ 48368/2 Р 5452) и дачи Балабиных в Петергофе (ГИМ 48368/Г Р 5453) поступили в музей в 1902 г. как дар от О.А. Баних, урожденной Данилевской35 (в семье Балабиных Гоголь был домашним учителем их дочери и не раз бывал летом у них на даче).

Не менее примечательна коллекция гоголевских меморий, хранящаяся в Пушкинском Доме, причем особого внимания заслуживают памятные предметы, символизирующие основные вехи судьбы Гоголя. Таковы, например, кресло Гоголя, сидя в котором, по преданию, он сжег второй том «Мертвых душ» (Первая половина XIX в. 101×57×64 см. Дерево, кожа, металл. И. 4024); бювар <настольная папка> (оливковое дерево, внутренние части из красной и розовой бумаги, 28×22 см. Из собрания А.Ф. Онегина, 1928. №. 4338); рисунок «Городничий», подаренный Пушкиным Гоголю к постановке «Ревизора» на сцене (Бумага, гуашь, 20×14.4. ГМП 1587/Б938); цветы, преподнесенные писателем сестре Ольге Гоголь-Головне (ОР ИРЛИ, ф. 652, оп. 2, № 50); цветы из гроба Гоголя (желтые иммортели и лавровая ветка. № 46345)36.

Экспонаты в Государственном Литературном музее создают представление о Гоголе-писателе и человеке. Эта коллекция образована "мемориальными предметами, книгами, рукописями, изобразительными материалами, книгами и включает в себя около тысячи единиц хранения«37. Так, ценнейшими реликвиями являются: личные печати Гоголя, которыми он запечатывал сургуч на письмах (КП 49377/1-2. От А.А. Пушкиной, 1935; КП 44522/1-2. От С.Н. Данилевского, 1935); стаканчик и походная чарочка писателя (КП 49378. От М.А. Быковой. 1934; КП 49379. От М.А. Быковой. 1934); карманные часы-хронометр (КП 42587. От Г.М. Гамбурга через Г.А. Волкова, 1934); наконец, «жемчужина» собрания — ермолка Гоголя, которую он непременно надевал на голову, когда писал свои произведения (КП 38696. От Б.Д. Комарова, 1962)38. Эта ермолка была подарена писателем за три дня до смерти фельдшеру Алексею Васильевичу Зайцеву ― тот служил у помещика А.П. Белякова и ставил Гоголю пиявки по указанию врачей. Свои впечатления от подарка Зайцев передал в мемуарах: он воспринял эту реликвию как «святыню» и сохранил ее для потомков39. В ГЛМ хранится и одна из мистических меморий — оригинал посмертной маски Гоголя, изготовленной скульптором Н.А. Рамазановым (КП 42282. Старые поступления, 1935).

Свой земной путь Гоголь завершил в Москве на Никитском бульваре, в «усадьбе Талызиных-Толстых», и она навечно связана с жизнью и смертью писателя. В этом доме 7а на Никитском бульваре к началу 1970-х годов размещалась Городская библиотека № 2, позднее получившая название — имени Н.В. Гоголя. Именно здесь в 1974 г. и открылись Мемориальные комнаты с посвященной ему литературно-музейной экспозицией, что вызвало особый интерес к творчеству Гоголя, его духовному и материальному наследию. В 1978 г. в дар Мемориальным комнатам были переданы первые раритеты ― это игольница, принадлежавшая, по преданию, писателю, и нотный сборник с романсами Мендельсона, изданный при жизни Гоголя40. В 2009 г. был создан Дом Гоголя (мемориальный музей и научная библиотека), неотъемлемой частью работы которого является сохранение памяти о великом писателе, изучение его творческого наследия, воссоздание и переосмысление культурного стиля начала-середины XIX в. А потому и хранящиеся в наших фондах мемории Гоголя так важны для воспроизведения духа того времени и присущих ему ценностных ориентиров.

В настоящее время в фондах Дома Гоголя находится такие мемории, как игольница Н.В. Гоголя (Футляр для иголок с изображением вельможи; КП-92 Д-18; дар Э.М. Белютина); чернильный прибор из имения Д.П. Трощинского (Прибор чернильный с песочницей и сосудом для чернил; КП 48/1-3 Инв. Д-12-14; дар Э.М. Белютина); посмертная маска Гоголя работы скульптора Н.А. Рамазанова (КП-80 Инв. С-5; дар М.И. Домбровской — правнучки Н.А. Рамазанова); чарка, подаренная Н.В. Гоголем сестре Елизавете на свадьбу (приобретено у семьи Галиных в 2011 г.); воспоминания Натальи Петровны Сытиной и вещи, переданные ей на хранение при перезахоронении Гоголя в 1931 г.

Итак, основными дарителями для фондов Дома Гоголя стали художник, педагог, историк и теоретик искусства Элий Михайлович Белютин (1925 — 2012) и семья Галиных (Георгий Александрович, Александр Георгиевич и Михаил Георгиевич), потомки двух литературных фамилий: Пушкина и Гоголя — по линии сестры писателя Елизаветы Васильевны Быковой (Гоголь).

Происхождение меморий из коллекции Э. Белютина и его жены, искусствоведа Н. Молевой, неясно. Первоначально реликвии хранились в имении Кибинцы покровителя и дальнего родственника Гоголя Д.П. Трощинского. «В 1829 году хозяина Кибинцов не стало. Поместье запустело, а затем и пошло с молотка. Тогда-то отдельные вещи из «гоголевского флигеля» и были приобретены начальником соседней железнодорожной станции Ромодан Н.И. Курбатовым (в августе 1877 года на аукционной распродаже). С младшей его дочерью, женой художника И.Е. Гринева, приятеля К.А. Коровина, гоголевские вещи переехали в Москву. Часть их, включая отдельные книги и ноты, правнук К.И. Курбатова, художник, кандидат искусствоведения, автор многочисленных книг по изобразительному искусству Э.М. Белютин передал в дар Мемориальным комнатам«41. Достоверность этих сведений подтверждается мемуарными свидетельствами сестры писателя Ольги Гоголь-Головня. В книге воспоминаний «Из семейной хроники Гоголей» она пишет, что наследник поместья Кибинцы Дмитрий Андреевич Трощинский, внучатый племянник Д.П. Трощинского, получивший имение по наследству, "после смерти отца все спустил, остался без приюта и на старости пришлось ему служить у губернатора секретарем, и пришлось ему нанимать квартиру — только одну комнату«42.

Не меньший интерес для исследователя представляет история серебряной чарки для вина, принадлежавшей Н.В. Гоголю, которая в 2011 г. поступила в коллекцию музея из семьи Галиных — потомков А.С. Пушкина и сестры Гоголя Е.В. Гоголь-Быковой (1824 — 1864). При передаче чарки владельцы сообщили, что она является парной ― вторая такая же осталась у них. По семейному преданию, писатель подарил две чарки сестре Елизавете во время последнего приезда в Васильевку (1850-1851). Подарок брата оказался для нее счастливым: осенью 1851 г. она вышла замуж за офицера Владимира Ивановича Быкова (? — 1862), от брака с которым у Елизаветы Васильевны было 10 детей.

Галины являются потомками ее внучки Татьяны Николаевны Быковой (1894 — 1984) — дочери племянника Гоголя Николая Владимировича Быкова (1856 — 1918), который был женат на внучке А.С. Пушкина Марии Александровне Пушкиной (1862 — 1939) — дочери старшего сына поэта Александра Александровича Пушкина (1833 — 1914).

Не менее важное пополнение мемориального фонда Дома Гоголя связано с даром Натальи Петровны Сытиной (1916 — 2005), дочери историка, краеведа и музейного деятеля Петра Васильевича Сытина (1885 — 1968), присутствовавшей на перезахоронении Гоголя и подробно описавшей это событие в своих воспоминаниях.

Еще одним фондодержателем мемориальных предметов Гоголя является Государственный музей А.С. Пушкина в Москве. Речь идет о портфеле Гоголя и одном автографе писателя. В предисловии к каталогу юбилейной выставки «Гоголевский бульвар» говорится, что "собрание материалов, связанных с Н.В. Гоголем в Государственном музее А.С. Пушкина не так многочисленно, но драгоценно. В музейной коллекции хранится автограф писателя, собраны редкие прижизненные издания Гоголя <...> Уникальным предметом в собрании является портфель Н.В. Гоголя"43. По свидетельству Л.И. Арнольди ― современника Гоголя, «этот знаменитый портфель заключал в себе второй том «Мертвых душ», тогда уже почти конченных вчерне...«44.

Таким образом, проведенные исследования показали, что в настоящее время в фондах различных музейных и архивных собраний России находится 26 выявленных и атрибутированных вещественных меморий Н.В. Гоголя. Эти данные были в основном получены благодаря вышеупомянутым выставкам к 200-летнему юбилею писателя и каталогам, вышедшим по их итогам. И поскольку количество реликвий достаточно велико (учитывая и рукописи, и автографы писателя), очевидна необходимость создания если не единой, централизованной коллекции, то хотя бы полного аннотированного описания меморий, включающего в себя сведения не только российских, но и украинских фондодержателей, а также описания меморий, хранящихся в частных коллекциях.

Так, разыскания и экспедиции сотрудников московского Дома Гоголя позволили выяснить, что в фондах Национального музея-заповедника Н.В. Гоголя (с. Гоголево Полтавской области) имеются следующие мемориальные предметы писателя:

1. Книга (Карманный французско-русский словарь с краткой грамматикою обоих языков, составленный Евстафием Ольдекопом. Т. 2. Ч. 2. — СПб., 1831. Подарено Савельевым А.Н. Петрозаводск).

2. Молитвенник Н.В. Гоголя (Передан из Велико-Сорочинского литературно-мемориального музея).

3. Жилет Н.В. Гоголя из белой ткани (На подкладке надпись: «Н.В. Гоголь. Подарила на память. Анной Васильевной Гоголь». Передан из Велико-Сорочинского литературно-мемориального музея).

4. Портрет Н.В. Гоголя (Автолитография А.Г. Венецианова. 1834. Куплен у Галина Г.А).

Украинскую коллекцию гоголевских меморий дополняют реликвии в фондах Литературно-мемориального музея Н.В. Гоголя в с. Великие Сорочинцы. Этот музей был первым мемориальным музеем писателя, открытым на его родине, в Миргородском районе Полтавской области, в доме доктора М. Трохимовского, где родился Гоголь. Во время Великой Отечественной войны дом был полностью разрушен, а экспонаты сгорели. Но после войны музей был восстановлен и вновь открылся для посетителей в 1951 г. К этому времени благодаря другим архивам и хранилищам Украины он снова обладал несколькими мемориями Гоголя. Таковы особенно значимые для музея личные вещи писателя: черный цилиндр, жилетка табачно-желтого цвета, шейный платок, портфель, чемоданчик и записная книжка. Здесь же хранится сборник народных песен, записанных Гоголем, куда входят 412 украинских и 105 русских народных песен (сборник был издан Г. Георгиевским в 1908 г.)45. В фондах музея есть уникальные переводы произведений Гоголя на украинский язык.

Еще один фондодержатель гоголевских раритетов — Полтавский краеведческий музей имени Василия Кричевского. В настоящее время здесь более 190 000 ед. хр., из них три — мемории Гоголя: кольцо и чернильница, по преданию, принадлежавшие писателю, а также фрагмент гоголевского барельефа. Ценность этих раритетов подчеркивается и названием зала, где они представлены, — Комната уникальных экспонатов46.

Таким образом, проведенное исследование охватывает большинство известных нам гоголевских меморий, которые хранят фондодержатели России и Украины, и позволяет сделать некоторые принципиальные выводы. Реликвии, связанные с Гоголем, обладают исключительной ценностью не только и даже не столько как музейные экспонаты, но, прежде всего, как документы эпохи, ярчайшие детали, позволяющие воссоздать образ жизни в первой половине XIX в., культурный стиль этого периода, присущие ему традиции, мировоззрение и уклад жизни. Слово Гоголя-писателя всегда было неизменно образным, обладало богатой внутренней формой. И такими же уникальными, обладающими своей судьбой-историей предстают вещи Гоголя-человека, дорогие для него предметы, записи, изобразительные материалы, рукописи. И потому изучение нецентрализованных собраний меморий Гоголя с целью систематизации сведений о них представляется серьезной научно-практической проблемой и актуальным направлением исследования для представителей различных гуманитарных направлений: культурологического, филологического, исторического, музееведческого, архивно-библиотечного. Настоящая работа не претендует на исчерпывающие результаты, однако в ней достаточно четко представлены основные мемории Гоголя и возможные направления их дальнейшего осмысления, а потому она важна как первый шаг, сделанный в начале большого, трудного, но чрезвычайно интересного пути.

1. Музейная ценность предмета // Сочинский Художественный музей (официальный сайт). ― [Электронный ресурс] http://sochiartmuseum.ru/muzeienaya-cennost-predmeta.php (дата обращения: 01.10.2014).

2. Немое красноречие вещей (мемории писателей XVIII-XX веков) // Государственный Литературный музей (официальный сайт). ― [Электронный ресурс] http://www.goslitmuz.ru/ru/exhibitions-otdlit/89-l-r-xviii-xx- (дата обращения:01.10.2014).

3. Ячменев Е.А. Историко-мемориальный музей: проблемы формирования коллекции и создания научной концепции экспозиции: На примере Иркутского музея декабристов. — Дис. ... кандидата культурологии. — СПб., 2006. С. 3-4.

4. Цит. по изд.: Джованни Пинна. Исторические дома-музеи: вступление к теме // Museum. 2001. № 4. С. 6.

5. Ячменев Е.А. Указ. соч. С. 9.

6. Сакулин П.Н. Филология и культурология. М., 1990. С. 103-104.

7. Цит. по изд.: Ячменев Е.А. Указ. соч. С. 8-9.

8. Ремизов А.М. Огонь вещей // Он же. Собр. соч.: В 10 т. М., 2002. Т. 7. С. 149.

9. Дурылин С.Н. «Дело» об имуществе Гоголя // Н.В. Гоголь: Материалы и исследования: В 2 т. — М.; Л., 1936. (Лит. архив). Т. 1. С. 370.

10. Там же. С. 371.

11. Архангельский А.С. Памяти Н.С. Тихонравова. Казань, 1894. С. 62.

12. Там же.

13. Рукописи Н.В. Гоголя: Каталог / Сост. проф. Г. Георгиевский и А. Ромодановская М., 1940. 128с.

14. Баскаков В.Н. Пушкинский дом, 1905 — 1930 — 1980: Ист. очерк. Л., 1980. С. 4, 12.

15. Описание рукописей и изобразительных материалов Пушкинского дома. Вып. 2. Н.В. Гоголь / Сост. Е. А. Ковалевская, Е. В. Фрейдель, Е. М. Хмелевская, Б. В. Шапошников; Ред. Б. В. Томашевский. М.; Л., 1951. С. 10.

16. Там же. С. 48.

17. Баскаков В.Н. Указ. соч. С. 56.

18. Глинский Б.Б. Среди литераторов и ученых. Цит. по изд.: Меньшенина Н.Ю. П.Я. Дашков: собиратель и меценат // История Петербурга. 2006. № 6 (34). С. 41.

19. Там же. С. 111.

20. Гоголь Николай Васильевич (1809 — 1852). Опись документальных материалов личного фонда № 139 / Глав. архив. упр. МВД СССР; Центр. гос. лит. архив СССР; Под ред. Н. И. Прокофьева. М., 1951. 20с.

21. Гоголевский бульвар. Художественный мир Н.В. Гоголя в документальных памятниках XIX-XX веков: (по материалам выставки). М., 2010. С. 4-5.

22. Гоголевский бульвар. С. 4.

23. Там же.

24. Заборова Р.Б. Рукописи Н.В. Гоголя: Описание. Л., 1952. 54с. (Гос. публичная б-ка им. М.Е. Салтыкова-Щедрина. Труды Отд. рукописей).

25. См.: Каталог собрания автографов М.П. Погодина / Сост. Н. А. Дворецкая. Л., 1960. 128с.; Рукописные книги собрания М.П. Погодина: Каталог / Гос. публ. б-ка им. М.Е. Салтыкова-Щедрина. Л., 1988; Каталог библиотеки М.П. Погодина / Сост. С. И. Ковригина и др.; Предисл. Ю. А. Лабынцева. М., 1993. 166с.; Рукописные книги собрания М.П. Погодина. Вып. 3. СПб., 2004. 389с.; Рукописные книги собрания М.П. Погодина: Каталог / Ред. О. В. Творогов. Вып. 4. СПб., 2010. 447с.

26. Смирнова Рената. Секреты биографии Гоголя // Зеркало недели. (Украина). 2004. № 3. От 23 января.

27. Смирнова Рената. Указ. соч.

28. Институт литературы им. Т.Г. Шевченко НАН Украины (официальный сайт). ― [Электронный ресурс] http://www.ilnan.gov.ua/ru/rukopys_archive.html (дата обращения: 01.10.2014).

29. Гоголь Н.В. Полное собрание сочинений и писем: В 23 т. / Редкол.: Е. И. Анненкова, А. Г. Битов, С. Г. Бочаров, Л. Д. Громова-Опульская, В. М. Гуминский, И. А. Зайцева, И. В. Карташова, Ю.В. Манн (гл. ред.); Лингвист. консультант изд. А. Д. Шмелев. М., 2001 — ...

30. См.: Россия Н.В. Гоголя. К 200-летию со дня рождения: [выставка в Государственном историческом музее, 27 марта — 4 июля 2009 г.]: каталог выставки. М., 2009. 307с.; Лики Гоголя: Гоголевская коллекция Государственного Литературного музея: к 200-летию со дня рождения писателя: [фотоальбом]. М., 2009. 274с.; Гоголевский бульвар. Художественный мир Н.В. Гоголя в документальных памятниках XIX-XX веков. М., 2010. 59с.; «Музей Гоголя». Каталог выставки к 200-летию со дня рождения Н.В. Гоголя. СПб., 2009. 199с.

31. Россия Н.В. Гоголя. К 200-летию со дня рождения. С. 242-243, 248, 268.

32. Каргин Юрий. Роль библиотеки П. Мальцева в формировании российского фонда рукописных и старопечатных книг. ― [Электронный ресурс] http://балаково.рф/статья/роль-библиотеки-п-мальцева-в-формировании-российского-фонда-рукописных-и-старопечатных-книг (дата обращения: 01.10.2014).

33. Россия Н.В. Гоголя. К 200-летию со дня рождения. С. 214, 268, 280.

34. Цит. по изд.: Музеи России (официальный сайт). ― [Электронный ресурс] http://www.museum.ru/N30607 (дата обращения: 01.10.2014).

35. Россия Н.В. Гоголя. К 200-летию со дня рождения. С. 121, 25.

36. Описание рукописей и изобразительных материалов Пушкинского дома. С. 5-43, 77-79.

37. Лики Гоголя: Гоголевская коллекция Государственного Литературного музея. С. 5.

38. Там же. С. 252-256.

39. Там же. С. 253.

40. См. об этом: Помазнева В. Свет в окнах Гоголя: [о квартире-музее Н. В. Гоголя. Москва] // Лит. газета. 1978. От 15 марта. С. 3; Неделя. 1978. 6-12 марта. С. 5.

41. Известия. 1984. От 30 марта. С. 5.

42. Гоголь-Головня О.В. Из семейной хроники Гоголей: мемуары Ольги Васильевны Гоголь-Головни / Ред. и примеч. В.А. Чаговца. Полтава, 2013. С. 24.

43. Гоголевский бульвар. С. 8.

44. Арнольди Л.И. Мое знакомство с Гоголем // Н. В. Гоголь в воспоминаниях современников / Ред., предисл. и коммент. С. И. Машинского. М., 1952. С. 476.

45. Шукач: Поиск точек. ― [Электронный ресурс] http://www.shukach.com/ru/node/ 22822?destination=node%2F22822 (дата обращения: 01.10.2014).

46. Полтавский краеведческий музей имени Василия Кричевского (официальный сайт). ― [Электронный ресурс] http://www.pkm.poltava.ua/rus/ekspozytsii/#block0 (дата обращения: 01.10.2014).

К списку научных работ

«Н.В. Гоголь. Поэма «Мёртвые души»: замысел — гибель» 30 Августа в 14:00

Лекция научных сотрудников «Дома Гоголя» «Н.В. Гоголь. Поэма «Мёртвые души»: замысел — гибель» пройдет в музейной экспозиции, в тех самых комнатах, где жил и писал Николай Васильевич в последние годы своей жизни.