«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»
«Энергетический реализм»
Цикл велосипедно-самокатных экскурсий «Гоголевская Москва»
«Н. В. Гоголь: события и факты». Выпуск 1 (53)

	

Синтаксическая адъективация предложно-падежных форм (на материале произведений Н. В. Гоголя)

Хоменюк В. И. (Нежин, Украина), сотрудник Нежинского государственного педагогического университета / 2002

Атрибутивные отношения — это специфический тип отношений, которые совмещают формально-синтаксические и приближенные к формально-синтаксическим семантико-синтаксические признаки [2, 180]. Они устанавливаются между соотносительными членами, один из которых является выразителем свойства или качества другого, господствующего члена, т. е. отношения между признаком и его носителем [11, 38]. Рассмотрим такие примеры. 1. «Рассеянно глядел парубок в белой свитке, сидя у своего воза, на глухо шумевший вокруг него народ» (Н. В. Гоголь. Повести. «Сорочинская ярмарка»). Словосочетание парубок в белой свитке с атрибутивным отношением, состоящее с главного компонента — имя существительное парубок и зависимого компонента, выраженного предложно-падежной формой «в+Предл. п.» в белой свитке, которая имеет значение предмета, наличие которого составляет внешний признак предмета. 2. «Месяц, остановившийся над его головою, показывал полночь; везде тишина; от пруда веял холод; над ним печально стоял ветхий дом с закрытыми ставнями; мох и дикие бурьян показывали, что давно из него удалились люди» (Н. В. Гоголь. Повести. «Майская ночь, или утопленница»). Атрибутивное словосочетание дом с закрытыми ставнями состоит из главного компонента — имя существительное дом и зависимого компонента — предложно-падежная форма «с+Тв. п.» с закрытыми ставнями со значением сопровождающего признака. 3. «В то время, когда проворный франт с хвостом и козлиною бородою летал из трубы и потом снова в трубу, висевшая у него на перевязе при боку ладунка, которую он спрятал украденный месяц, как-то нечаянно зацепившись в печке, растворилась, и месяц, пользуясь этим случаем, вылетел через трубу Солохиной хаты и плавно поднялся по небу» (Н. В. Гоголь. Повести. «Ночь перед рождеством»). Атрибутивное отношение присущее словосочетанию франт с хвостом и козлиною бородою, состоит из главного компонента — франт (имя существительное) и зависимого компонента — предложно-падежная форма «с+Тв. п.» с хвостом и козлиною бородою, которая выражает сопровождающий признак. 4. «Светлейший обещал меня познакомить сегодня с моим народом, которого я до сих пор еще не видала», — говорила дама с голубыми глазами, рассматривая с любопытством запорожцев« (Н. В. Гоголь. Повести. «Ночь перед рождеством»). Именное словосочетание с определительным отношением дама с голубыми глазами, где господствующим членом выступает имя существительное дама, а зависимым членом — предложно- падежная форма «с+Тв. п.» с голубыми глазами, выражающая постоянный признак господствующего члена. 5. «Подали жареного кабана с капустой и сливками» (Н. В. Гоголь. Повести. «Страшная месть»). Именное атрибутивное словосочетание кабана с капустой и сливками состоящее с главного компонента- кабана и зависимого, выраженного предложно-падежной формой « с+Тв. п.« с капустой и сливками со значением совместности.

Особенности атрибутивных отношений проявляются в том, что они порождаются их вторичностью, производностью от других отношений. Атрибутивные отношения возникают вследствие свертывания отдельных компонентов семантической структуры предложения и перераспределения синтаксических зависимостей между компонентами словосочетания [1, 133;8, 12]. Итак, в предложении «Тень от деревьев ясно стала отделяться на темной зелени» (Н. В. Гоголь. Повести. «Майская ночь, или утопленница»). Мы видим свертывание глагола «Тень падает от деревьев» и образование новой конструкции «от + Р. п.» «Тень от деревьев». Это ведет к перераспределению синтаксических зависимостей между компонентами: падает от деревьев (зависимость от глагола падает — обстоятельственные отношения); тень от деревьев (зависимость от существительного — атрибутивные отношения). Рассмотрим следующее предложение «Гостям поднесли варенуху с изюмом и сливами и на немалом блюде каравай» (Н. В. Гоголь. Повести. «Страшная месть»). Именное словосочетание варенуху с изюмом и сливами образовалось вследствие свертывания глагола приготовили «варенуху приготовили с изюмом и сливами». Это привело к перераспределению синтаксических зависимостей между компонентами: приготовили с изюмом и сливами (зависимость от глагола приготовили, и поэтому возникает объектные отношения); варенуха с изюмом и сливами (зависимость от имени существительного варенуха приводит возникновению атрибутивных отношений). «Пожилые женщины в белых намитках, в белых суконных свитках набожно крестились у самого входа церковного». «Дворянки в зеленых и желтых кофтах, а иные даже в синих кунтушах с золотыми назади усами, стояли впереди их» (Н. В. Гоголь. Повести. «Ночь перед рождеством»). В этих предложениях прослеживается свертывание глаголов и перераспределение синтаксических зависимостей между компонентами. Так, предложно- падежные формы вследствие трансформационных переходов меняют свою позицию с приглагольной в приименную: женщины были одеты в белых намитках, в белых суконных свитках  женщины в белых намитках, в белых суконных свитках; дворянки были одеты в зеленых и желтых кофтах  дворянки в зеленых и желтых кофтах.

Н. Ю. Шведова считает, что атрибутивные отношения возникают вследствие отрыва от глагольного слова сильноуправляемого существительного вместе с предложно-падежной группой. Так образуются словосочетания, например, библиотека на общественных началах (организовать библиотеку на общественных началах), операция на сердце (произвести операцию на сердце) и другие, в которых между существительными и предложно — падежными группами устанавливаются атрибутивные отношения [12, 14].

Но как видно, что во всех случаях необходимым условием наличности атрибутивных отношений между членами предложения остается синтаксическая подчиненность второстепенного члена существительному.

Приименная зависимость второстепенного члена предложения предусматривает, во-первых, установление подчинительной связи между опорным компонентом — существительным и зависимым компонентом — предложно-падежной формой. Во-вторых, между опорным и зависимым компонентами возникают атрибутивные отношения, ибо определяющий компонент, выраженный предложно-падежной формой, характеризирует это имя существительное, указывает на признак определяемого именем предмета, который может обхватить компоненты со значением пространственности, темпоральности, субъектности, объектности и. т. д. Например: «Произведут в офицеры, будишь носить мундир с длинными фалдами и совершенно закроешь толщину свою, так что ничего не будет заметно» (Н. В. Гоголь. Драматические произведения. «Светские жизни»). «Встреча с кумовьями, давно не видавшимся, выгнала на время из головы это неприятное происшествие, заставив наших путешественников поговорить об ярмарке и отдохнуть немного после дальнего пути» (Н. В. Гоголь. Повести. «Сорочинская ярмарка»). «Деревянная ручка у двери в это время завертелась: дверь распахнулась со скрипом, и девушка на поре семнадцатой весны, обвитая сумерками, робко оглядываясь и не выпуская деревянной ручки, переступила через порог» (Н. В. Гоголь. Повести. «Майская ночь, или утопленница»). «Шум от перьев был большой и походил на то, как будто бы несколько телег с хворостом проезжали лес, заваленный на четверть аршина иссохшими листьями» (Н. В. Гоголь. Поэма. «Мертвые души»). «Окна в избенках были без стекол, иные были заткнуты тряпкой или зипуном; балкончики под крышами с перилами, неизвестно для каких причин делаемое в иных русских избах, покосились и почернели даже не живописно (Н. В. Гоголь. Поэма. «Мертвые души»). Рассмотрим последний пример, где предложно-падежная локативная форма в избенках «в+Предл. п.» в словосочетании окна в избенках, что есть следствие свертывания базового предложения «Окна находятся в избенках», выступая в атрибутивной функции, сохраняет свою исходную собственно-семантическую функцию локатива.

Итак, распространяясь на зависимые присубстантивные компоненты, выраженные предложно-падежными формами, с локативным, темпоральным, объектным и т. д. значением, атрибутивные отношения не становят только семантической категории, а являются категорией формально-синтаксической.

Атрибутивные отношения содействуют конденсации выражения, делают возможным свертывание компонентов предложения или элементарных предложений с помощью присоединения трансформированных компонентов к опорному имени существительному. Наличность атрибутивных отношений свидетельствует о глубинной перестройке конструкции на основе базовых предложений. Например: «Молодость не имела наслаждения»  «Молодость без наслаждения»  «Молодость без наслаждения мелькнула перед нею, и ее прекрасные свежие щеки отцвели и покрылись преждевременными морщинами» (Н. В. Гоголь. Повести. «Тарас Бульба»). «Близорукий, хотя бы надел на нос вместо очков колеса с комиссаровой брички, и тогда бы не распознал, что это такое» (Н. В. Гоголь. Повести. «Ночь перед рождеством»). Рассмотрим это предложение. Вследствие свертывания сказуемого снятые «Колеса снятые с брички», образуется новая конструкция с атрибутивным отношением между главным и зависимым компонентами «Колеса с брички», где предложно-падежная форма выражает определительные отношения со значением происхождения предмета: «Колеса, снятые с брички« «Колеса с брички».

Нужно заметить, что бывает разная глубина перестройки конструкции. Наибольшей мерой перестраиваются конструкции в случаях, когда между зависимым компонентом и опорным устанавливается вид подчинительной связи как согласование. Например: «Стулья стояли в комнате»  «Стулья в комнате»  «Стулья в комнате были деревянные, массивные, какими обыкновенно отличается старина; они были все с высокими выточенными спинками, в натуральном виде, без всякого лака и краски; они не были даже обиты материею и были несколько похожи на те стулья, на которые и доныне садятся архиереи» (Н. В. Гоголь. Повести. «Старосветские помещики»).  «Комнатные стулья». «Дорога вела в Варшаву»  «Дорога в Варшаву»  «Ябы сам, может быть, нашел дорогу в Варшаву; но меня могут как-нибудь узнать и захватить проклятые ляхи, ибо я не горазд на выдумки» (Н. В. Гоголь. Повести. «Тарас Бульба»)  «Варшавская дорога». «Он до сих пор ездит по всем ярмаркам в Малороссии; тщательно осведомляется о ценах на разные большие произведения, продающиеся оптом, как-то: муку, пеньку, мед и прочее, но покупает только небольшие безделушки, как-то: кремешки, гвоздь прочищать трубку и вообще все то, что не превышает всем оптом своим цены одного рубля» (Н. В. Гоголь. Повести. «Старосветские помещики»). Рассмотрим данный пример. Предложно-падежная форма в Малороссии включается в цепочку трансформационных переходов. Итак, из приглагольной позиции «Ярмарки проводятся в Малороссии» предложно-падежная форма в Малороссии переходит в присубстантивную позицию «Ярмарки в Малороссии». Это следствие синтаксической адъективации. Но наибольшей мерой перестраивается конструкция вследствие морфологической адъективации: «Ярмарки в Малороссии« «Малороссийские ярмарки». «Преобразование зависимого от опорного компонента в морфологизованное имя прилагательное есть конечным звеном формально-грамматических преобразований атрибута, его закреплением в присубстантивной позиции, его морфологизацией. Производное морфологизованное имя прилагательное окончательно завуалирывает первичную семантическую функцию выраженного им компонента, создает возможность коммуникативной выразительности семантических функций других компонентов предложения» [1, 181].

Из вышесказанного следует, что, в основном, предложно-падежная форма в позиции несогласованного определения не претерпевают глубоких преобразований, за исключением лишь приобретения общих для всех атрибутивных средств в присубстантивной позиции. Они, сохраняя свою исходную для их первичных синтаксических позиций форму, содержат в себе и семантику этой формы, например, пространственную, временную и т. д., трансформированные формально-грамматичный атрибут в присубстантивной позиции.

Таким образом, атрибут, выраженный предложно-падежной формой, указывает лишь на свою зависимость от опорного компонента, выраженного именем существительным, характеризирует его, переводит все имеющиеся в семантической структуре предложения семантические функции в присубстантивную функцию признака. Предложно-падежная форма является одной из основных способов выражения атрибутивности.

Литература

1. Вихованець І. Р., Городенська К. Г., Русанівський В. М. Семантико-синтаксична структура речення. — К.: Наук. думка, 1983. — с. 134 — 195.

2. Вихованець І. Р. Частини мови в семантико-граматичному аспекті. — К.: Наук. думка, 1988. — с. 180 — 207.

3. Гоголь Н. В. Вечера на хуторе близ Диканьки:Повести, изд. пасечником Рудым Паньком. — Х.:Прапор, 1982. — 191 с.

4. Гоголь Н. В. Драматические произведения. — К.: Мистецтво, 1984. — 191 с.

5. Гоголь Н. В. К нам едет ревизор. (Сост. Колосова Н. В. — М.: Мол. гвардия, 1979. — 447 с.

6. Гоголь Н. В. Мертвые души: Поэма. — М.: Худож. лит., 1980. — 400 с.

7. Гоголь Н. В. Повести. — Л.: Худож. лит., 1987. — 416 с.

8. Городенська К. Г. Деривація синтаксичних одиниць / АН України. Ін — т мовознавства; Відп. ред. І. Р. Вихованець. — К.: Наук. думка, 1991. — 192 с.

9. Кротевич Е. В. Синтаксические отношения между словами и способы их выражения в русском и украинском языке. ЛГУ им. И. Франка, 1949. — с. 4 — 30.

10. Молошная Т. Н. Субстантивные словосочетания в славянских языках. На материале русского, польского, чешского, болгарского и сербохорватского языков. — М.: Наука, 1975. — с. 3 — 89.

11. Шахматов А. А. Синтаксис русского языка, изд. 2-е, 1941. — с. 38, § 20.

12. Шведова Н. Ю. Активные процессы в современном русском синтаксисе (Словосочетание). — М.: Просвещение, 1966. — с. 3 — 67.

К списку научных работ

«Мёртвые души» 30 Августа в 15:00

В рамках выставки «Бесчисленны, как морские пески, человеческие страсти», приуроченной к 175-летию выхода в свет поэмы Николая Васильевича Гоголя «Мёртвые души», в августе по средам «Дом Гоголя» проводит цикл лекций и кинолекторий (2, 9, 16, 23 и 30 августа).