Учреждение, подведомственное
Департаменту культуры
города Москвы

«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»
Поиск по параметрам
  • Год публикации
  • Автор
Научные работы
Принципы организации сценического пространства в драматургии Н. В. Гоголя и в драме немецкого экспрессионизма Васильчикова Т. Н. (Ульяновск), д.ф.н., профессор Ульяновского государственного университета

Концепт внесценического персонажа в драматургии Н. В. Гоголя Могилевская Н. М. (Алматы, Казахстан), профессор Казахского национального университета им. аль-Фараби

В докладе раскрываются функции и назначение внесценических персонажей в комедиях Н. В. Гоголя. В работе использованы материалы по данной теме В. Набокова и А. Терца.

Мотив лица в художественном мире гоголевской драматургии Еремин М. А. (Самара), д.ф.н., профессор Самарского государственного педагогического университета

В статье указывается место мотива лица в пьесах Н. В. Гоголя «Ревизор», «Женитьба», «Игроки». Особое внимание уделяется фактам деформации лица. Это играет важную роль в понимании сюжетной коллизии пьес. Связь мотива лица с другими элементами драматического мира Н. В. Гоголя позволяет составить целостное представление о гоголевской «картине человека».

Театральность гоголевских образов Гетман Л. И. (Нежин, Украина), к.ф.н., доцент Нежинского государственного педагогического университета им. Н. В. Гоголя

Автор описывает одну их черт идиостиля Н. В. Гоголя — использование в эпических произведениях приемов, характерных для сценического искусства.

Гоголь и традиции староукраинского театра (два этюда) Барабаш Ю. Я. (Москва), д.ф.н., профессор ИМЛИ им. А. М. Горького РАН

Традиции староукраинского барочного театра XVII — XVIII вв. как один из истоков творчества Гоголя — такова проблема, которая затрагивается в двух этюдах, составляющих данную статью. Первый из них посвящен вопросу о влиянии комедий Василия Афанасьевича Гоголя на ранние повести Гоголя-сына. Во втором рассматриваются особенности эстетики и поэтики украинской вертепной драмы, с которыми генетически связаны так называемые «кукольность» персонажей и «анекдотичность» ситуаций. Их в свое время отметил у Гоголя и критически оценил (по мнению автора статьи — неправомерно) В. Розанов.

Творчество Пушкина как фактор развития современной литературы Узбекистана Назарьян Р. Г. (Самарканд, Узбекистан), к.ф.н., профессор Самаркандского государственного университета

Гоголевское наследие в современной русской женской литературе: интертекстуальность и проблема «отцовского языка» Улюра А. А. (Киев, Украина), д.ф.н., профессор Киевского университета им. Т. Г. Шевченко

В русле проблемы «отцовского языка» и собственно женского текста в статье анализируется использование литературного наследия Н. В. Гоголя в качестве «строительного материала» произведений современной русской женской литературы (Н. Садур, М. Рыбакова).

Пушкин в литературно-критической деятельности Гоголя и Твардовского (из опыта исследования преемственных и типологических связей) Хоменко Ю. Н. (Нежин, Украина), сотрудник Нежинского государственного педагогического университета им. Н. В. Гоголя

В статье исследована эстетическая и духовная роль Гоголя в осмыслении Твардовским феномена Пушкина. Материалом для сравнительно-типологического анализа послужили литературно-критические статьи Гоголя («Несколько слов о Пушкине», «В чем же, наконец, существо русской поэзии, и в чем ее особенность») и Твардовского («Пушкин», «Слово о Пушкине»).

Творчество Гоголя как духовный источник русского авангардного искусства Клягина Л. Р. (Екатеринбург), д.ф.н., профессор Уральского Федерального университета

Доклад посвящен проблеме изучения творчества Н. В. Гоголя в качестве одного из духовных источников русского авангардного искусства. Подобный подход позволяет не только увидеть истоки русского авангарда в русском классическом искусстве ХIХ века, но и проследить, как в диалоге с культурой начала ХХ века обогащается понимание мировоззренческой и поэтической системы Гоголя.

Пушкин и Гоголь в историософской концепции Д. С. Мережковского Андрущенко Е. А. (Харьков, Украина), д.ф.н., профессор Харьковского университета им. Г. С. Сковороды

В докладе рассматривается специфичность интерпретации пушкинского и гоголевского литературного наследия Д. С. Мережковским. Автором доклада показывается настоящая мифологизация личностей двух русских писателей и определяется их место в историософской концепции Мережковского.

Пушкинский мотив в заграничных письмах Гоголя 1836 — 1842 годов Падерина Е. Г. (Москва), д.ф.н., профессор ИМЛИ им. А. М. Горького РАН

При всей необычности письма Гоголя сохраняют такую стилевую черту писательских писем, как насыщенность литературными реминисценциями. В статье предпринята попытка эксплицировать один из эпистолярных мотивов Гоголя, восходящий к пушкинскому поэтическому образу творческого уединения, и описать психологические механизмы формирования этого мотива.

Оппонент или союзник? (О гоголевской программе «Современника» А. С. Пушкина) Калашникова О. Л. (Днепропетровск, Украина), д.ф.н., профессор Днепропетровского национального университета

В статье сделана попытка раскрыть роль Гоголя в обозначении программы пушкинского «Современника», исходя из игровой природы поэтики редактора нового журнала. Создавая «Современник» в полемике с популярной, но «беспринципной» «Библиотекой для чтения» О. Сенковского, Пушкин мечтал о своем читателе: умном и тонком, способном размышлять и разгадывать истинный смысл похвал и критики, провозглашенной с «высоким» пафосом или спрятанной под покровом иронии. Поэтому Пушкин не спешит подписаться под четко сформулированной, открыто назидательной просветительской программой, изложенной в статье Гоголя «О движении журнальной литературы в 1834 и 1835 году», снимая имя автора, делая Гоголя одним из голосов в «живом разговоре» с читателем журнала. Осуществляя эстетическое воспитание читателя через игру с ним в своем художественном творчестве, Пушкин сохраняет ситуацию игры и в журналистике, что и определяет особую роль Гоголя в обозначении программы пушкинского журнала.

«Пиковая дама» А. С. Пушкина в «Игроках» Н. В. Гоголя Мильдон В. И. (Москва), д.ф.н., профессор ВГИК им. С. А. Герасимова

Автор предполагает, что в «Игроках» Гоголь сознательно следовал «Пиковой даме» Пушкина, ибо разделял ее художественную идею: жизнь человека не игра. Эту идею Гоголь выразил по-своему: для него всякий обманщик может проиграть не имущество, но свою жизнь. В образе Ихарева Гоголь мог обдумывать будущее Чичикова (2 и 3 томов «Мертвых душ»), тоже игрока, который, в отличие от персонажей «Игроков», должен был отказаться от жизни мошенника ради жизни праведника.

Значение отрицательной уенности у Пушкина и Гоголя («Скупой рыцарь» и «Мертвые души») Федоров В. В. (Донецк, Украина), д.ф.н., профессор Донецкого национального университета

В статье предпринимается сравнительный анализ трагедии Пушкина «Скупой рыцарь» и поэмы Гоголя «Мертвые души». Два великих произведения русской литературы объединяет, по мнению автора, онтологическое понятие об «отрицательной» ценности. Это понятие представлено в «образах» золота-сокровища у Пушкина, и мертвых душ — у Гоголя. «Золото-сокровище» и «мертвые души» — это признаки того, что Пушкин-поэт и Гоголь-поэт переживают отрицательные стадии своего поэтического бытия, становятся антагонистами по отношению к себе. Однако эти стадии — необходимы в событии поэтического бытия, завершающегося достижением непосредственно словесной формы.

Событие «Ивана Федоровича Шпоньки...» и мир пушкинской прозы Овечкин С. В. (Санкт-Петербург), аспирант филологического факультета СПбГУ

Тема доклада «Гоголь и...» традиционно предполагает такое сопоставление авторов, при котором выявляются скорее сходства, нежели различия Второй тип доклада на подобную тему, менее распространенный, строится как противопоставление двух авторов. Следуя этому второму пути, я предлагаю конспективный анализ повести, которая в творчестве Пушкина просто не могла возникнуть. Интерес этому анализу должен придать способ рассмотрения материала — под углом зрения, сосредоточенного на событийной организации гоголевского нарратива. Рассматривается система следующих приемов: снятие значимости приема сдвига нарративной маски, десемантизация жанровых и стилистических средств, отказ повествователя от авторитетной роли, разрушение традиционных сюжетных структур. Центр этой системы — превращение события сюжетного текста в нулевое положение структуры, подчиненное закону серийности. Дурная бесконечность серийно выстроенного нарратива противопоставляется сходным в отношении к некоторым законам поэтики раннего реализма «Повестям Белкина».

Мифо-ритуальная подоплека рассказов Пушкина и Гоголя («Выстрел» и «Сорочинская ярмарка») Нечипоренко Ю. Д. (Москва), к.ф.-м.н., профессор МГУ им. М. В. Ломоносова

Рассматриваются модели мира, которые лежит в основании «Сорочинской ярмарки» Гоголя и «Выстрела» Пушкина. Купля и продажа товаров на ярмарке реализуются посредством обрядов, имеющих истоком архаичные отношения обмена, связанные с ритуалом жертвоприношения. «Красная свитка», которую приносит на ярмарку черт, является ресурсом, не вступающим в отношения купли и продажи. Симпатическая сила, которая тянет друг к другу парня и девушку, аналогична тем мистическим силам, которые заставляют воссоединиться разорванные куски красной свитки. Соединению любящих способствует «волшебный помощник» в лице цыгана, которому герой жертвует своих быков. Обращение к ритуалам «антиповедения» позволят по-новому взглянуть как на цикл «Вечеров на хуторе близ Диканьки», так и на «Мертвые души» Гоголя. В случае пушкинского «Выстрела» речь идет о двух параллельных ритуалах — карточной игры и дуэли. Оба они восходят к архаичному обряду гадания, или испытанию судьбы.

«Бывают странные сближения» (еще раз к вопросу о полемике Гоголя и Пушкина с Булгариным и Гречем) Денисов В. Д. (Санкт-Петербург), к.ф.н., доцент РГГМУ

Образ Фаддея Булгарина и «масслит» в восприятии А. С. Пушкина и Н. В. Гоголя Белоногова В. Ю. (Нижний Новгород), к.ф.н., доцент Нижегородского государственного университета

Доклад посвящен еще одному пункту, «разводящему» Пушкина и Гоголя. Это отношение того и другого к личности Булгарина, а вместе с тем и к проблеме противостояния массовой и элитарной литературы. Если Пушкин непримирим к Булгарину как к явлению грядущей массовой культуры и ее олицетворению, то отношение Гоголя к писателю, называвшему себя «оруженосцем и конюшенным публики» (явленное в письмах, публицистике и прозе) далеко не так однозначно. Скорее, смешано и невнятно. Потому что ему, как и Булгарину, близка ориентация на широкого массового читателя.

Почему Гоголь переписал «Русалку» Пушкина Дмитриева Е. Е. (Москва), д.ф.н., профессор ИМЛИ им. А. М. Горького РАН

В статье прослеживается событийная и внутренняя смысловая связь между стихотворением А. С. Пушкина «Русалка» (1819), русалочьей тематикой в творческом сознании Н. В. Гоголя, переписавшего стихотворение Пушкина и подарившего список в 1839 г. Моллеру, и картиной Ф. А. Моллера «Русалка» (1840), написанной как своеобразная иллюстрация к пушкинскому стихотворению.

Рим в творческом сознании Гоголя Михед П. В. (Нежин/Киев, Украина), д.ф.н., ведущий научный сотрудник Института литературы им. Т. Г. Шевченко НАН Украины