Учреждение, подведомственное
Департаменту культуры
города Москвы

«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»
Поиск по параметрам
  • Год публикации
  • Автор
Научные работы
Гоголевские дискурсы в повести Достоевского «Дядюшкин сон» Кибальник С. А. (Санкт-Петербург), д.ф.н., исполняющий обязанности заведубщего Отделом новой русской литературы ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН

Степень одновременного притяжения и отталкивания от Н. В. Гоголя в «Дядюшкином сне» Ф. М. Достоевского до сих пор недооценивается. К тому же интертекстуальные связи повести с гоголевским творчеством обыкновенно отмечаются в одном общем ряду, без разграничения отдельных реминисценций и базообразующих для некоторых героев Достоевского черт гоголевских персонажей и самого Гоголя а, главное, без учета их функции. К чертам Нулина и Хлестакова, отмечавшимся в князе, следует добавить отдельные реминисценции, связывающие его с Подколесиным и самим Гоголем. То же самое можно сказать и о Москалевой, дискурс которой образует сложный симбиоз речевого поведения Кочкарева, Городничего и самого Гоголя «Выбранных мест» (в большем, чем это отмечалось, объеме). Помимо стилизации и «гротескизации», в «Дядюшкином сне», однако, есть и существенные элементы пародии. При этом пародия на позднего Гоголя представляет собой составную часть пародии почти на всю русскую классику того времени (Пушкин, Грибоедов, остальные произведения Гоголя).

Н. В. Гоголь и П. В. Анненков: Встреча в Риме (биографические штрихи) Зайцева И. А. (Москва), к.ф.н., ведущий научный сотрудник ИМЛИ им. А. М. Горького РАН

В статье рассмотрен один из локальных эпизодов биографии Гоголя — его встреча с П. В. Анненковым в Риме весной 1841 г. На основе аналитического сопоставления источников уточняется ряд важных датировок: самого приезда Анненкова в итальянскую столицу и его пересечений с Гоголем в первую неделю пребывания в ней.

Гоголь в программе «Современника» А. С. Пушкина Калашникова О. Л. (Днепропетровск, Украина), д.ф.н., профессор Днепропетровского национального университета

В статье рассматривается роль Н. В. Гоголя в формировании программы журнала А. Пушкина «Современник». История отказа редактора от открытой декларации программы журнала соотнесена с долгосрочным процессом эстетического воспитания Пушкиным своего читателя через интеллектуальную игру.

Гоголевский смех в критическом осмыслении П. А. Вяземского Дубровская С. А. (Саранск), доцент кафедры русской и зарубежной литературы Мордовского государственного университета им. Н. П. Огарева

В докладе раскрывается специфика осмысления гоголевского смеха П. А. Вяземским, обусловленная особенностями творческого мышления критика, его пониманием природы русского смеха. Показывается, что «истинная веселость» Гоголя рассматривается Вяземским в контексте русской смеховой традиции.

Письмо в структуре «Выбранных мест из переписки с друзьями» и эпистолярное наследие Гоголя Анненкова Е. И. (Санкт-Петербург), д.ф.н., заведующая кафедрой русской литературы РГПУ им. А. И. Герцена

«Выбранные места из переписки с друзьями» рассматриваются как произведение, которое предоставляло писателю возможность найти новую форму взаимодействия личного и общественного. Испытывая потребность в исповедальном слове, Гоголь опробовал его и в личных письмах, и в литературном произведении. Характер соотношения форм исповедального дискурса в разных текстах и становится предметом анализа. Намечено также сопоставление «Выбранных мест из переписки с друзьями» с психологической прозой М. Ю. Лермонтова и духовной прозой (о. Сергия — С. А. Веснина).

Гоголь и современность: роман Лины Костенко «Записки украинского сумасбродного» Наенко М. К. (Киев, Украина), профессор кафедры славянской филологии Киевского университета им. Т. Г. Шевченко

Статья посвящена новому роману украинской поэтессы Лины Костенко, события которого «подчинены» повести Гоголя «Записки сумасшедшего». Автор анализирует типологические схождения и отличительные черты в художественном мышлении обеих писателей, а также — актуализацию гоголевских мотивов в изображении персонажей, живущих в условиях «сумасшедшей» глобализации.

Пути приближения к Гоголю в украинской периодике 20-30-х гг. ХХ века Прохоренко Е. Е. (Нежин, Украина), сотрудник Гоголеведческого центра Нежинского государственного университета им. Н. В. Гоголя, аспирант кафедры мировой литературы и истории культуры

В статье рассматриваются пути приближения к Гоголю в украинской периодике 20-30-х гг. ХХ в., в частности материалы, посвященные изучению мемориального наследия писателя.

«Сквозь магический кристалл…»: Андрей Белый о Гоголе Манн Ю. В. (Москва), д.ф.н., заслуженный профессор РГГУ, академик РАЕН

Книга Андрея Белого «Мастерство Гоголя.» остается до сих пор недооцененным и до конца необъясненным вкладом в изучение великого писателя. Время публикации книги (1934 г.) не благоприятствовало ее объективной оценке: все громче раздавались требования классового, пролетарского подхода к литературе, все ожесточеннее — критика формализма и «безыдейности». Несмотря на это, Андрей Белый решал поставленную перед собой задачу с замечательной последовательностью и смелостью. Анализ формы простирается у него до анализа звуков, не гнушающегося установлением частоты их употребления и тенденции к статистике. Метод, который до Андрея Белого мог показаться механическим, затем стал с успехом применяться отечественными и зарубежными филологами. Постоянный и действенный прием автора книги — сопоставление Гоголя с другими художниками: здесь и Достоевский, и В. Соллогуб, и Блок, и Маяковский, и Мейерхольд, и сам Белый как прозаик. Эти сопоставления позволяют выявить и охарактеризовать важнейшие формообразующие тенденции литературы и искусства XIX-XX веков.

В докладе прослеживается сложная судьба книги Андрея Белого. Возможно, чувствуя неподготовленность читательской аудитории, автор относил признание своего опыта к далекому будущему. И действительно, сегодняшний читатель находится в более выгодном положении: усвоив опыт формальных изучений, пройдя школу структурализма, отечественную и зарубежную, он имеет возможность вполне оценить историко-литературное значение книги Андрея Белого, которая — заметим попутно — выходит сейчас новым изданием.

«Пестрая куча» и «строгий порядок»: об архитектонике гоголевского мира и письма Савинков С. В. (Воронеж), д.ф.н., профессор кафедры истории русской литературы, теории и методики преподавания литературы Воронежского государственного педагогического университета и кафедры истории журналистики Воронежского государственного университета

В статье рассматривается чрезвычайно важная для Гоголя оппозиция («пестрая куча» // «строгий порядок»), выражающая двоякий взгляд писателя и на то, как может быть организован мир, и на то, какой может быть стратегия авторского поведения.

Инструментализация усадебной архитектуры и садовых забав в прозе Гоголя: свое и чужое Дмитриева Е. Е. (Москва), к.ф.н., старший научный сотрудник ИМЛИ им. А. М. Горького РАН

Подобное присвоение чужого и вместе с тем отторжение от него, так, что чужое и вовсе ассимилируется в исконно русское, свое, и было примечательной особенностью равно бытового, культурного и литературного сознания Гоголя.

Локус дома в мифопоэтике Гоголя Гольденберг А. Х. (Волгоград), д.ф.н., профессор Волгоградского государственного социально-педагогического университета

В статье анализируется мифологическая символика и этнографический контекст локуса дома Коробочки как иномирного пространства. Устанавливается связь мифопоэтики «Мертвых душ» с поминальными традициями славянской народной культуры.

Дом и бездомность в русской литературе (Пушкин — Гоголь — Булгаков) Кораблев А. А. (Донецк, Украина), д.ф.н., профессор, заведующий кафедры теории литературы и художественной культуры Донецкого национального университета

Дом и бездомность в русской литературе (Пушкин — Гоголь — Булгаков).

Гоголь и римские виллы. Заметки к теме Джулиани Р. (Рим, Италия), профессор русского языка и литературы в Римском Университете «Ла Сапьенца»

В статье дана типология вилл римской знати, в которых важное место имел итальянский сад, устроенный по строгим формальным правилам, и особое слияние города и цветущей природы, усиливавшее восприятие Рима как Эдема. Среди римских вилл Гоголь предпочитал самые старые, созданные в эпоху Возрождения и барокко, где использовались художественные приемы (напр. лабиринты), вполне соответствующие пристрастию Гоголя к лабиринту, арабеске, поэтике неожиданного.

«Я вас полюбил искренно…» Графиня А. Г. Толстая и ее отношения с Н. В. Гоголем Воропаев В. А. (Москва), д.ф.н., профессор философского факультета МГУ им. М. В. Ломоносова

В статье освещены факты биографии графини А. Г. Толстой (рожденной княжны Грузинской) в свете ее отношений с Гоголем. Работа выполнена в рамках проекта «Н. В. Гоголь и его окружение: Биобиблиографический словарь».

Абрамцево и творческие маршруты Н. В. Гоголя Анненкова Е. И. (Санкт-Петербург), д.ф.н, профессор, заведующая кафедрой русской литературы РГПУ им. А. И. Герцена

В статье определяется место, которое занимало в творческой биографии Гоголя подмосковное имение Аксаковых Абрамцево. Писатель посещал это имение несколько раз в последние годы жизни, то есть в ту пору, когда его многолетние странствования по Европе уже завершились. «Абрамцево» может быть истолковано как «пристанище» для духовного странника, возвращающегося на родину из Западной Европы через Иерусалим. В статье также проведено сопоставление пребывания Гоголя на вилле кн. З. Волконской вблизи Рима в конце 1830-х гг. и его образа жизни в подмосковном имении Аксаковых в конце 1840 — начале 1850-х.

Паломничество к Пасхе как духовный путь Гоголя Есаулов И. А. (Москва), д.ф.н., профессор, заведующий кафедрой теории и истории словесности Российского православного университета

Научной безоценочности при истолковании биографии Гоголя достигнуть невозможно, оценочность всегда присутствует — та или иная. Автор статьи демонстрирует примеры подобной оценочности на примере понятия «критический реализм». Научное описание биографии Гоголя может осуществляться либо с позиций внешних или даже враждебных аксиологии писателя, либо с позиций, имманентных тому типу культуры, в котором творил Гоголь. В последнем случае вектор духовного пути Гоголя может быть понят как паломничество к Пасхе.

Гоголь и паломническая традиция (предварительные заметки) Гуминский В. М. (Москва), д.ф.н., профессор, главный научный сотрудник ИМЛИ РАН

Загадочное гоголевское путешествие на Святую Землю рассматривается в статье в контексте развития паломнической литературы, как русской, так и западноевропейской, исходя из немногочисленных высказываний писателя по этому поводу.

Присутствие воздуха (Болдино как культурологический концепт в фильме Р. Балаяна «Храни меня, мой талисман») Патапенко С. Н. (Вологда), театровед, к.ф.н., доцент кафедры литературы Вологодского государственного педагогического университета

В статье доказывается значимость образа пушкинского музея-заповедника в художественной структуре фильма. Болдино рассматривается как особый культурный топос, хранящий очистительную силу пушкинского творчества. Энергетика этой силы способна оградить «тех, кто понимает», от соблазнов упрощенных и неоправданно усложненных решений в отношениях с людьми, социумом, классическим наследием.

«Переходы, комнаты, коридоры»: мифология квартиры Бугаевых на Арбате Кравченко О. А. (Донецк), к.ф.н., доцент кафедры теории литературы и художественной культуры Донецкого национального университета

Статья посвящена анализу художественного образа квартиры в автобиографической прозе Андрея Белого. Мифология пространства осмыслена в свете антропософских идей писателя о сущности самосознания. Сделан вывод о том, что мифология арбатской квартиры отражает процесс духовного становления вселенского индивидуума — Андрея Белого.

«Гений места» П. П. Бажов: история увековечивания Литовская М. А. (Екатеринбург), д.ф.н., профессор кафедры русской литературы XX–XXI веков Уральского Федерального университета

В статье проанализирована история мемориализации П. П. Бажова — писателя, провозглашенного классиком еще при жизни. Разнообразные способы выражения социального почтения к Бажову как гению места (названные в его честь улицы и библиотеки; памятники, мемориальные доски, дома-музеи) включают также производство большого количества артефактов и бытовых предметов, прямо или косвенно отсылающих к Бажову.