«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»
«Ночь в музее-2017» в «Доме Гоголя»
Цикл экскурсий «Вокруг Гоголя»
«Фестиваль детской книги на открытом воздухе»

	

Московский «Дом Гоголя»: прошлое, настоящее и будущее

Викулова В. П. (Москва), кандидат педагогических наук, директор ГБУК «Дом Н. В. Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека», Заслуженный работник культуры РФ / 2002

По документальным источникам, Н. В. Гоголь впервые приехал в Москву в конце июня 1832 года. У кого он тогда останавливался, неизвестно. Есть свидетельства, что во время своих последующих посещений нашего города он бывал в гостях у М. П. Погодина (историк, профессор МГУ), С. Т. Аксакова (писатель), М. С. Щепкина (актер), П. В. Киреевского (собиратель русских народных песен), А. С. Хомякова (философ, поэт, идеолог славянофильства), А. Д. Черткова (библиофил, археолог и нумизмат), П. В. Боткина (писатель) и др.

Однако существуют лишь три адреса, по которым Гоголь жил и творил в разные годы. Это Дегтярный пер., д. 4 — владения профессора Московского Университета С. П.. Шевырева (писатель останавливался у него после приезда из Италии в 1848 году); Погодинская ул., д. 10-12 (здесь он жил в 1839-1840 гг, 1841-1842 гг и в 1848 году); наконец, дом № 7а по Никитскому бульвару, где теперь располагается Городская библиотека № 2 им. Н. В. Гоголя, — единственное хорошо сохранившееся место в Москве, ставшее пристанищем для великого русского классика. В особняке графа А. П. Толстого Гоголь получил возможность спокойно заниматься литературным творчеством. Он провел здесь четыре года до самой смерти — с 1848 по 1852. В этом доме он работал над вторым томом «Мертвых душ» и здесь же, в камине своей приемной, за 10 дней до кончины сжег рукопись.

Личность Н. В. Гоголя и трагизм его последних дней несколько заслоняют облик того, у кого он жил — графа Александра Петровича Толстого (родился 28 января 1801 года, умер летом 1873 в Женеве), одного из ближайших друзей писателя. А между тем, об этом человеке и о его доме достаточно написано в литературоведческой науке. История последних лет жизни Гоголя и его окружение в тот период занимает сегодня многих исследователей. В частности, эту тему подробно разрабатывает кандидат филологических наук, профессор МГУ В. А.. Воропаев.

А. П. Толстой и его супруга — грузинская княжна Анна Георгиевна (1798 — 1889), на которой граф женился в 1834 году, привлекали Гоголя своим образом жизни и духовными устремлениями. Писателю были близки глубокая религиозность и аскетизм этих людей, к тому же сумевших создать ему спокойную обстановку для работы. Немаловажен тот факт, что А. П. Толстой был в числе немногих посвящен в замысел второго тома «Мертвых душ». Свидетельством его дружбы с Гоголем служат семь писем «Выбранных мест из переписки с друзьями», адресованных графу (больше, чем кому-либо другому).

Таким образом, писателю было суждено совершить в доме на Никитском бульваре последние мистические открытия и там же окончить свой земной путь. В Москве этот особняк так и называют — Дом Гоголя.

История этого архитектурного памятника уникальна. Возведенный до пожара Москвы 1812 года (в 1800 — 1810 гг), с того времени и практически до наших дней он несколько раз перестраивался и постоянно менял своих хозяев.

Домовладение можно проследить с конца XVII века. Известно, что в 1693 году участком, на котором стоит бывшая усадьба, владел стольник Иван Бутурлин. Затем, вплоть до середины XVIII века, дом принадлежал семье А. В. Плохово.

В начале XIX века Городская усадьба «в приходе Симеона Столпника в Мострюковском переулке в 3 квартале Арбатской части за № 323» была собственностью жены камергера и тайного советника Марии Федоровне Салтыковой (1759 — 1793), урожденной княжны Солнцевой. Она объединила отдельно стоящие палаты здания. План постройки составлен в сентябре 1802 года.

Двухэтажный каменный господский дом был меньше современного. К проезду вдоль Белого города он стоял торцом со значительным отступом от границы участка. В 1802 году во дворе Салтыковой находились еще деревянные жилые и нежилые строения. На плане того года с пометкой за 1806 год об отсутствии изменений в застройке жилой каменный дом имел габариты 14 саженей в длину и 12 в ширину.

При современном обследовании в здании обнаружены фрагменты печных изразцов начала XVIII века. Одна из находок перед вами. На экране вы видите аналогичный фрагмент московского производства, датированный 1-й третью XVIII века. Такие изразцы были широко распространены в центральной России. На слайде — рельефный многоцветный печной изразец с примитивной росписью. Красная глина, эмали трех цветов. Размеры 2, 3 на 18. Румпа, отступающая от краев. Высота 11, 5.

Дошедшее до нас каменное строение построено при коллежском асессоре Дмитрии Сергеевиче Болтине (1757 — 1824), дальнем родственнике историка Ивана Никитича Болтина. Слайд № 7. План дома 1809 года при владении Д. С. Болтина).

Д. С. Болтин оставил заметный след в русской словесности, переведя на русский язык «Исповедь» Ж. -Ж. Руссо и многие другие произведения литературы.

Владельцем двора он был с 1809 года. На плане этого года каменный дом уже показан с пристройкой к восточному торцу и поставлен по красной линии улицы. Длина дома увеличена до 22 саженей.

Сравнивая план 1809 года с современным, нетрудно убедиться, что пристройка, возникшая между 1806 и 1809 годом, является той частью дома, где позднее жил Н. В. Гоголь.

К 1809 году было закончено и возведение большого двухэтажного корпуса служб, в котором размещались людские.

Пожар Москвы 1812 года послужил поводом для улучшения уличной сети и расширения проездов. В 1838 году было запрещено деревянное строительство по линии бульваров. До середины XIX века Арбатская площадь и улица Арбат застраивались двух — трехэтажными зданиями с лавками внизу и наемным жильем вверху. Ныне сохранились лишь немногие примеры этой застройки, такие как дома 6 — 8 на Смоленской площади. Слайд № 8. План допожарной Москвы: крепостная стена, ул. Мострюковская, Белый Город).

Пожар уничтожил деревянные строения во дворе Болтина, а главный дом и службы настолько сильно пострадали, что хозяин не смог отстроиться даже к 1819 году. Обгорелое здание огородили временным забором. Д. С. Болтин жил в это время в Нижегородской губернии, в селе Янове Арзамасского уезда.

В 70-е годы XX века при осуществлении прокладки канав у одного из вязов вблизи дома был обнаружен кирпич из вымостки двора. Под слоем горелого пепла и угля были найдены также остатки посуды. Это является подтверждением того, что Дом на Никитском представляет собой памятник архитектуры Москвы до пожара 1812 года. Когда в 2001 году производилось обследование здания с целью его реставрации, при закладке шурфов в подвал дома были найдены остатки керамики от печных изразцов, изменивших свой цвет с зеленого на красный. Это происходит при воздействии высоких температур, что еще раз доказывает факт принадлежности печей к XVIII веку, т. е. до пожара 1812 года. На тот же факт указывает пузыристая поверхность глазури.

От Д. С. Болтина дом в 1816 году перешел к генерал-майору Александру Ивановичу Талызину. Очевидно, здание было отремонтировано новым владельцем к 1822 году. Во всяком случае, на плане двора, составленном в марте 1822 года, указана его фамилия. Купив узкую полосу земли к северу от главного здания, майор увеличил протяженность своей усадьбы вдоль стен Белого города с 33 до 35 сажен, что дало ему возможность отнести подальше от северного фасада дома границу двора, ранее совпадавшую с линией застройки.

Второй этаж пристройки 1809 года был возведен деревянным, а под частью ее устроили подвал. Размеры дома в 1822 году не были изменены, но добавлением портала и прочей обработкой фасадов старому зданию был придан другой архитектурный облик.

С 1822 года и до нашего времени дворовый фасад в основном сохранил свою внешнюю отделку. Только часть пристройки 1809 года в целях создания симметричной композиции была обработана иначе и тем самым отделена от основного объема здания.

Завершенный треугольным фронтоном торцевой (восточный) фасад, выходящий на бульвар, получил нарядную отделку пилястрами с ионическими капителями.

Строго симметричный служебный корпус, сохранивший изначальную композицию 1809 года, к 1822 году был также заново обработан.

Главное здание, каменные службы с эффектным ризалитом, поставленным по центральной оси аркады, и высокая ограда с типичными для первой трети XIX века пилонами ворот составили законченный и очень выразительный ансамбль городской усадьбы, где Н. В. Гоголь провел свои последние годы.

После смерти А. И. Талызина в 1847 году дом достался его родственнице — титулярной советнице Талызиной. В тот же год здесь поселился прибывший из Европы граф А. П. Толстой. Он снял весь верхний этаж. По всей вероятности, графиня А. Г. Толстая купила усадьбу уже в конце 1847-начале 1848 года. А в декабре 1848 к ним переехал Н. В. Гоголь. М. П. Погодин, с которым у писателя произошел окончательный разрыв, из приличия затеял у себя ремонт.

Согласно плану, в 1857 году двор принадлежал графине Анне Георгиевне. Желая увеличить дом пристройкой к северному фасаду, Толстая купила у своей соседки А. А. Гончаровой участок, примыкавший к границе ее владения. Год приобретения его в архивных делах не указан, но в 1857 году он числился еще за А. А. Гончаровой, а в марте 1861 Толстая получила разрешение возвести запроектированную пристройку, следовательно, участок был куплен около 1860 года.

Проект пристройки не был осуществлен, на вновь приобретенной территории оставался одноэтажный деревянный флигель, ранее принадлежавший А. А. Гончаровой.

В 1870 году Толстая намеревалась заменить деревянный второй этаж на восточной части дома каменным без изменения фасада по бульвару, но работы эти так и не были произведены.

Существует книга Земенкова «Гоголь в Москве» (1950 год), в которой автор предлагает проект дома с квадратной формой окон. Он считал, что в гоголевское время дом должен был выглядеть именно так. Однако полукруглые окна в здании появились только при Н. А. Шереметьевой.

При А. Г. Толстой в архитектуру дома входило более 20 печей. В этот период для здания были характерны печи с белой облицовкой, которые можно сейчас видеть в холле, а также с синей облицовкой в бывшей спальне Н. В. Гоголя. Печи с цветным рисунком, вероятно, дошли до нас с того времени, когда владельцем дома был Д. С. Болтин. Такие печи могли быть лишь в домах очень состоятельных людей.

В 1876 году следующая владелица усадьбы штабс-капитанша Мария Александровна Столыпина также предполагала увеличить дом двухэтажной каменной пристройкой с антресолями и в связи с этим «внутри изменить расположение», а также, разобрав деревянный второй этаж над частью здания, возвести его в кирпиче«.

Возведение пристройки было отложено на неопределенное время, и в 1876 году ограничились заменой второго деревянного этажа каменным, причем фасад, выходящий на бульвар, получил новое оформление по проекту архитектора М. Никифорова.

Все изразцы, найденные в здании при современном обследовании, датируются разными периодами времени. Вместе с тем, куски цветной штукатурки, также обнаруженные при подготовке к реставрации дома, указывают на наличие в доме лепнины и украшений, характерных для стиля ампир XVIII века

С 1878 года усадьбой владела вдова действительного статского советника Наталья Афанасьевна Шереметьева. При ней в 1889 году два оконных проема на втором этаже были заложены.

В 1901 году к северному фасаду старой постройки вдоль проезда по Никитскому бульвару по проекту архитектора А. Ф. Мейснера было пристроено трехэтажное каменное здание в стиле «Модерн», при этом восточная часть дома внутри снова подверглась переделкам. В 1909 году при последней (до Великой Октябрьской революции 1917 года) владелице усадьбы М. В. Катковой в западной части дома была встроена несгораемая лестница на антресоли, существующая и ныне, но антресоли при реконструкции дома в 1969-1971 годах ликвидированы.

В 1911-1913 годах каменные службы во дворе по проекту архитектора Д. М. Челищева были перестроены в жилой 2-х этажный дом с главным фасадом, выходящим на Никитский бульвар. Центральный ризалит корпуса служб с арками в нижнем и галереей с колоннами во втором этаже был включен архитектором в композицию дворового фасада нового дома.

Возможно к этому же времени относится и каменная пристройка к западной части северного фасада, в настоящее время здесь располагается трансформаторная подстанция.

В 1953 году на восточном фасаде установлена мемориальная доска серого гранита с рельефом портрета Н. В. Гоголя работы скульптора Е. А. Рудакова.

В 1959 году во двор дома, где великий классик писатель свои последние годы, был перенесен из Донского монастыря памятник, созданный Н. А. Андреевым в 1909 году. С тех пор андреевский Гоголь находится здесь.

Таким образом, с 1802 по 1966 год здание было жилым. До 1917 года им владели частные лица. После Октябрьской революции с

переходом дома в Муниципальный фонд использование его под жилье разными семьями привело к ряду переделок в интерьере. Изменения состояли преимущественно в установке дополнительных перегородок, уничтожении прежних и устройстве новых дверных проемов.

Дом 7а по Никитскому бульвару ныне является памятником культуры и архитектуры. В 1966 году Решением Исполкома Моссовета от 22. 07. 66 № 27 / 35 он был передан Главному Управлению Мосгорисполкома для размещения в нем Городской библиотеки № 2 и организации Мемориальных комнат Н. В. Гоголя.

В 1979 году библиотеке присвоено имя писателя.

В 1970-е годы в здании проводился большой объем ремонтно-реставрационных работ.

До ремонта в доме сохранялись подлинными следующие элементы внутреннего убранства, что отражено в «Справке по дому № 7, Суворовский бульвар, Фрунзенского района, г. Москвы, в котором жил Н. В. Гоголь», которую составил архитектор Антропов в апреле-мае 1968 года:

  1. — карнизные тяги 1-го этажа;
  2. — 2 печи с подлинными топочными и вьюшечными дверцами;
  3. — подлинная кирпичная перегородка в комнатах Н. В. Гоголя (справа от входа);
  4. — подлинная печь в комнате Гоголя (приемной), где была сожжена рукопись.

В целом ремонтно-реставрационные работы 1970-х годов нельзя признать удачными, т. к. не были сохранены подлинные элементы интерьера и реставрация фасадов с методической точки зрения произведена с нарушениями.

В «Записи консультации с Л. В. Тыдманом 24. 02. 1967» были отмечены признаки, характерные для архитектурного стиля ампир и обнаруженные при обследовании дома:

  1. — подоконники на лестнице;
  2. — углубления под окнами;
  3. — балясины, перила, столбики;
  4. — балясины на боковых маршах у стен (их следы видны на косоурах);
  5. — правая дверь верхнего вестибюля;
  6. — дверь в комнаты Гоголя;
  7. — оконная арматура: задвижки и крючки во 2-й комнате Гоголя-середины ХIХ века;
  8. — досчатые полы в кабинете Гоголя у окон, сохранившие признаки «ампирного» пола — характерный стык углов — «в ус».

Существует очень похожий «Дом Исторического музея бывш. Кологривовой» в г. Калуге. Летом 2001 года научная экспедиция из Городской библиотеки № 2 им. Н. В. Гоголя посетила музей. Был произведен осмотр особняка, сделаны фотографии и проведен сравнительный анализ двух мемориальных зданий.

В июне 2001 года производилось обследование дома на Никитском бульваре с целью воссоздания подлинного его интерьера.

Согласно планово-реставрационному заданию на предпроектной стадии были выполнены предварительные работы в полном объеме и комплексные научные изыскания, которые включили в себя:

  1. — архитектурные обмеры памятника;
  2. — фотофиксацию фасадов и интерьеров до начала производства работ;
  3. — выполнение зондажей для уточнения первоначальной планировки здания;
  4. — выполнение шурфов для исследования несущей способности конструкций и с целью определения возможности устройства подвала под всем зданием;
  5. — инженерное обследование здания с целью определения несущей способности конструкций;
  6. — фиксационные работы по зондажам и шурфам;
  7. — фиксационные работы по найденным в шурфах остаткам изразцов;
  8. — снятие клейм с кирпичей из шурфов и зондажей;
  9. — технологические исследования с взятием лабораторных проб;
  10. — историко-архивные изыскания с составлением исторической записки;
  11. — работу по изучению аналогов интерьеров в стиле ампир (Дом Золотарева-Кологривовой в г. Калуге, 1805-1808г.).

Для обследования фундаментов здания с целью устройства подвала под всем домом было выполнено 12 шурфов во внутренних помещениях библиотеки.

В процессе проведенных исследований в шурфах были обнаружены в большом количестве фрагменты изразцов XVII-XVIII веков (полихромные и бело — синие с различными рисунками: сюжетными, геометрическими и растительными орнаментами). Например, фрагмент с пастушкой специалисты датируют 1760 годом, изразец с собакой — примерно XVIII веком (они могли быть в здании при Гоголе), угловые изразцы — XVIII веком. Кладка стен по южному, западному фасадам, частично по северному фасаду и внутренним стенам выполнена из большемерного кирпича (14, 5×8х28) на известковом растворе. В ней встречаются кирпичи с клеймами XVII-XVIII веков.

В шурфах также были обнаружены фрагменты штукатурных профилей тянутых карнизов, фрагменты штукатурки стен и потолка со следами красочных слоев (возможно, на стенах и потолках существовала роспись), куски штукатурки гоголевского времени в стиле ампир. В большом количестве найдены мелкие бытовые предметы (стеклянные, глиняные) — целые и фрагменты, относящиеся к XIX—XX векам. В том числе — осколки сервиза Гарднера (примерно 1880 год).

В результате проведенных исследований можно сделать следующие выводы:

  1. — здание существовало в XVII-XVIII веках на подклете;
  2. — к началу XIX века (1802 г.) несколько палат были объединены в один объем;
  3. — в доме было большое количество изразцовых печей, печь была и в подклете;
  4. — в XIX веке здание имело богатую внутреннюю отделку, характерную для стиля ампир.

К списку научных работ

«Завтра была война» () 22 Июня в 15:00

22 июня 2017 года в 15:00 в музыкально-театральной гостиной «Дома Гоголя» состоится кинолекторий, посвященный фильму «Завтра была война» и приуроченный ко Дню памяти и скорби.