Учреждение, подведомственное
Департаменту культуры
города Москвы

«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»
«Н. В. Гоголь: события и факты». Выпуск 3 (67)
«Н. В. Гоголь: события и факты». Выпуск 2 (66)
«Н. В. Гоголь: события и факты». Выпуск 1 (65)

	

Пути приближения к Гоголю в украинской периодике 20-30-х гг. ХХ века

Прохоренко Е. Е. (Нежин, Украина), сотрудник Гоголеведческого центра Нежинского государственного университета им. Н. В. Гоголя, аспирант кафедры мировой литературы и истории культуры / 2011

20-30-е гг. ХХ в. обозначены своеобразным гоголевским «бумом» в украинском критическом и художественном сознании, что отобразилось на появлении многочисленных литературно-критических работ о жизни и творчестве писателя, переводов на украинский язык, экранизаций и театральных постановок его произведений, а также гоголевских элементов и интонаций в творчестве украинских писателей того времени. Библиографический указатель «Микола Гоголь: українська бібліографія» зафиксировал выход в период с 1920 по 1939 гг. 7 собраний сочинений Гоголя на украинском языке, 33 изданий украиноязычных переводов отдельных произведений писателя, 19 драматических и оперных обработок по Гоголю, 120 литературно-критических статей на украинском языке, посвященных его жизни и творчеству, 137 рецензий на переводы Гоголя, литературу о нем и театральные постановки его произведений, 34 позиций зарубежной гоголевской украиники и 12 библиографических работ о Гоголе1.

Лейтмотивом критической рецепции Гоголя в украинской периодике 20-х гг. ХХ в. стала проблема «украинскости» писателя, украинской стихии в его творчестве, связанная с культурным возрождением нации, с ее самоидентификацией, с надеждой на независимость Украины с полнокровной наукой, искусством и литературой. Возникновение феномена «украинского Гоголя», включение его в украинский литературно-критический дискурс в 20-30-е гг. ХХ в. протекало по таким магистральным линиям: развитие украинской гоголевской библиографии как концентрата научной мысли о писателе, осмысление его биографии и творчества академическим литературоведением и литературной критикой (весомое место отводилось компаративистским студиям, культурно-искусствоведческим рефлексиям, связанным с именем Гоголя, а также материалам, посвященным изучению его мемориального наследия). Остановим свое внимание на последних, в которых рассматриваются следующие проблемы: музеефикации гоголевских объектов, музейных и выставочных экспозиций, рукописных фондов, посмертной мифологизации пространства, экскурсионных маршрутов.

В 20-30-е гг. ХХ века в украинской периодике появляется ряд работ, посвященных местам в Украине, в которых определенное время пребывал писатель, например, дому врача М. Я. Трахимовского в Сорочинцах, в котором родился Николай Васильевич,2 или дому в Киеве, в котором он останавливался у А. Данилевского в 1848 г. на обратном пути в Россию из Иерусалима.3 Если первому было суждено стать музеем писателя, второй в 1930-х гг. был снесен и «на руинах Гоголевщины»4 (меткое название одной из статей того времени) возвысился жилой дом для работников НКВД. К слову, схожая печальная участь постигла и киевский Катериничев дом, в котором Гоголь останавливался у М. Максимовича во время своего пребывания в Киеве в 1835 г.

Музей в Сорочинцах был открыт в 1929 г., хотя проблема сохранения Сорочинских памяток старины обсуждалась уже за несколько лет до этой даты. Инициировал его открытие известный артист А. Бучма, пребывая в Сорочинцах на съемках экранизации «Сорочинской ярмарки» Гоголя. Бытует мнение, будто это первый музей Гоголя в Украине5, но справедливости ради следует отметить, что это не так. В 1908 г. в числе мер ознаменования столетия со дня рождения Гоголя Нежинским Историко-филологическим институтом кн. Безбородько было намечено и учреждение Гоголевского музея. В этом же году конференция института постановила разрешить устройство «Гоголевской комнаты» при библиотеке учебного заведения, а в 1909 г. постановление Гоголевской комиссии гласило: «предложить П. А. Заболотскому озаботиться устройством Гоголевской комнаты-музея и предоставить ему сноситься с лицами, могущими оказать содействие наилучшему устройству Гоголевского музея и пополнению его материалами, касающимися личности, творчества и эпохи Гоголя». С этого момента и начинается история учреждения, «которое приобрело себе известность в Нежине под именем „Гоголевского музея“».6 Открытие музея в Нежине было назначено конференцией института на 14 сентября 1909 г., при чем, с разрешения директора института И. И. Иванова, музей был объявлен открытым и доступным для обозрения посетителей еженедельно по воскресным и праздничным дням«.7

Правда, самые ценные рукописные документы, хранившиеся в Нежине, согласно постановлению наркома по образованию Д. Затонского в 1934 г. были переданы в Киев в Рукописный отдел Государственной публичной библиотеки УССР (ныне Институт рукописи НБУ им. В. И. Вернадского). Музей Гоголя в Нежине как мемориальный объект, образчик частичной музеефикации функционирует до сего дня в здании Гимназии высших наук кн. Безбородко в прошлом, а ныне Нежинского государственного университета имени Николая Гоголя.8 Следует отметить, что это, наверное, единственное «аутентичное» здание в Украине, в стенах которого писатель пребывал на протяжении длительного времени (7 лет) и которое осталось целым и невредимым с тех пор.

Вопрос о музеефикации усадьбы Гоголей также поднимался на рубеже 20-30-х гг. ХХ в. Радиотелеграфное агентство Украины в 1927 г. сообщало: «Когда наступила Октябрьская революция, родной дом Гоголя в Яновщине превратили в детский дом. Теперь дом стоит пустой. Есть мысль принять меры, чтобы сберечь этот исторический памятник».9 В том же сообщении РАТАУ информировало о повреждении во время гражданской войны реликвий великого писателя в Полтавской «поветовой школе», где учился Гоголь: была уничтожена часть старой обстановки и Гоголевская парта с его инициалами. Также сообщалось об интересных материалах в архивах школы: в книге баллов за 1818 г. в разделе «успехи» напротив фамилии «Гоголь-Яновский Николай» стоит лаконическая надпись «туп и нерадив». Сообщалось также об организации в Полтавском государственном музее (ныне Полтавском краеведческом музее) комнаты Гоголя, некоторые реликвии для которой были переданы племянницей Гоголя М. А. Быковой. На то время в экспозицию комнаты входили: часы Пушкина, подаренные Гоголю Жуковским, дорожный чемодан, загранпаспорт, конторка, за которой Гоголь писал «Мертвые души», обрез, цилиндр, жилет, портреты Гоголя, альбомы с фотографиями, собственноручные рисунки Гоголя, два молитвенника матери Гоголя, где она отметила день смерти сына, письмо Гоголя к матери и сестрам, старинные портреты и воспоминания о последнем периоде жизни писателя, принадлежащие племяннику Гоголя В. Я. Головне. Подобные публикации стимулируют к серьезным исследованиям нынешнего состояния музейных фондов, их ревизии на предмет исторической судьбы экспонатов.

Журналом «Бібліологічні вісті» за 1927 г. был зафиксирован такой аспект интереса к фигуре Гоголя в 20-30-х гг. ХХ в., как организация выставок. Раздел «Хроника» упоминает две выставки в Москве: в Государственной академии художественных наук10 и в Государственном историческом музее,11 а также выставку в Киеве в Украинском научно-исследовательском институте книговедения12. На последней, кроме иконо-графического материала, оригинальных рисунков, иллюстраций и репродукций к произведениям Н. В. Гоголя, экспонировались произведения писателя в украинских переводах, запечатленные фотографией стенда с книгами и надписью «Гоголь на украинском языке», что еще раз подтверждает интерес украинского литературоведения того времени к феномену «украинского Гоголя».

Пристального внимания в украинской периодике 20-30-х гг. ХХ в. заслуживают исследования архивных документов, рукописей Гоголя, то есть базы первоисточников. Так, И. Капустянский провел детальное описание рукописных материалов, хранящихся в Полтавском музее, сгруппировав их таким образом: 1) автографы писем Гоголя к родным (в большинстве письма к матери и сестрам) — 100; 2) копии писем Гоголя к тем же — 8; 3) автограф Гоголя с афоризмом «Будьте не мертвые, а живые души» и выписки из отцов церкви; 4) автограф «Развязки „Ревизора“»; 5) подшивка с загадками, поговорками и сказкой, которые были записаны для Гоголя на Полтавщине кем-то из родных или близких знакомых. Эта небольшая часть рукописей, а также некоторых вещей Гоголя попала в Полтавский музей «благодаря обстоятельствам революционного времени через Губкомы, в 1919 г., когда кое-что было взято из Яновщины Миргородского повета, от В. Я. Головни, кое-что из сейфа Быкова в полтавском банке».13 Переписка Гоголя с родными в основном уже была опубликована в четырехтомном издании писем Гоголя В. Шенрока в 1901 г., а «Развязка „Ревизора“» — в четырехтомном издании «Сочинений Н. В. Гоголя» Н. Тихонравова в 1906 г. И. Капустянский, проведя текстологическую сверку автографов писем с изданием Шенрока, указывал на большое количество ошибок у последнего, приводя примеры расхождений и объясняя это отчасти несовершенством копий и тем фактом, что редактор не все оригиналы писем видел воочию, а отчасти сложностью для чтения Гоголевского письма «в период чисто-художественного творчества». В процессе работы над письмами И. Капустянский сделал и некоторые графологические наблюдения, которые подтвердили размышления Н. Тихонравова о периодической смене почерка Гоголя (в конце жизни он приобрел совершенно отличительный вид: вместо прежнего быстрого, связного и неразборчивого письма, в котором нередко совершенно нельзя разобрать некоторых слов, устанавливается письмо крупное, раздельное, буквы выводятся старательно, неторопливо). Продолжая мысль Н. Тихонравова, украинский исследователь приходит к выводу, что «мысленная работа его <Гоголя> и художественный вкус под конец жизни замирали»,14 с чем можно не согласиться, учитывая трепетное отношение писателя в последний период жизни к своему эпистолярию, соответственно и почерку (примером тому «Выбранные места из переписки с друзьями»). Главное открытие И. Капустянского заключается в том, что далее он приводит хоть и не полностью, но уцелевшее письмо Гоголя, не вошедшее в издание Шенрока, в котором писатель обращается к сестрам с просьбой предоставить ему точные ведомости о крестьянах, их семьях, добрых делах и недостатках. Это письмо вошло в академическое издание собрания сочинений Гоголя в 14-ти тт. (XII, 548-551) с указанием в примечаниях на первопубликацию И. Капустянского в «Записках історико-філологічного відділу ВУАН» в 1925 г.

Ценность для гоголеведения составляют труды И. Ерофеева, работавшего в харьковском Музее Слободской Украины им. Г. Сковороды (ныне Харьковский исторический музей). В сферу научных интересов исследователя вошли фонды рукописного отдела музея, связанные с именем Гоголя15. В статье И. Ерофеева «Рукописный отдел Музея Слободской Украины им. Сковороды» описаны несколько новонайденных документов из архива Гоголей-Яновских.16 Среди них: жалоба С. Лизогуба к «его милости господину Ивану Городницкому, сотнику Пирятинскому», письмо Федора Клименко к Афанасию Демьяновичу Яновскому, письмо князя Херджулидзева к Василию Гоголю-Яновскому о готовности помочь в каком-то судебном деле в Ольвиопольском суде, расписка Гоголя, отношения Миргородской поветовой ревизионной комиссии к Марии Гоголь-Яновской о подаче ревизской сказки, письмо Н. В. Гоголя к сестре Ольге, письмо Косяровского к М. И. Гоголь хозяйственного содержания, письмо П. Кулиша к М. И. Гоголь («Напрасно Вы придаете так много цены образованию»), письмо В. Капниста к М. И. Гоголь об одолженных деньгах и других мелочах, письмо К. Глушковской к М. И. Гоголь благодарственного содержания и самая ценная находка — к тому времени еще неизданная рукопись Н. В. Гоголя на 92 страницах под заглавием «Из книги: «Лествица, возводящая на небо», которой И. Ерофеев посвятил отдельную статью.17

Эта находка касается вопроса религиозности Гоголя. Исследователь считает достойными всего лишь две работы, проливающими свет на эту проблему — Н. Петрова «Новые материалы для изучения нравственных воззрений Гоголя» (1902) и В. Завитневича «Нравственное состояние Гоголя в последние годы его жизни» (1909). И. Ерофеев указывает на близость найденной в музее рукописи Гоголя с выписками из отцов церкви, которые рассматриваются в работе Н. Петрова. Выборки, сделанные Гоголем из «Лествицы», И. Ерофеев находит схожими за тематикой с настроениями писателя времен «Переписки с друзьями»: здесь и зародыши наставничества Гоголя, согласия со строем власти, протеста против политических изменений, здесь и реминисценции образа аскета из первой редакции «Портрета». Также исследователь связывает предсмертные слова Гоголя «лестницу, подайте лестницу» с названием произведения «Лествица».

Еще одной важной находкой 20-30-х гг. ХХ в., имеющей точки соприкосновения с темой «Гоголь и религия», стала статья В. Зуммера «Рисунки Н. В. Гоголя в Музее Слободской Украины».18 В музее хранились 7 рисунков Гоголя — прорисей на прозрачную кальку иллюстраций книги М. Дидрона «Iconographie chretienne. Histoire de dieu» («Иконография христианства. История бога». Париж, 1843), в основном из первого раздела о нимбе, ореоле и «славе». На этих рисунках изображены: 1) Передтеча крылатый, 2) Создание человека, 3) Христос в славе, 4) Вознесение Христа, 5) Голова Христа в лучах, выступающих за нимбовый круг, 6) Голова Христа в ромбическом нимбе из неровных лучей, 7) Венчание Божьей матери. Автор статьи делает предположение, что интерес к вопросам иконографии, знакомство с книгой Дидрона и техника кальки пришли к Гоголю от А. Иванова. Надписи над некоторыми рисунками указывают на интерес писателя не только к иллюстрациям, но и к тексту книги. Также автор статьи со слов И. Ерофеева подает историю появления этих рисунков в музее.

Факт, открытый В. Зуммером в 20-30-х гг. ХХ в., заинтересовал и современных гоголеведов в рамках исследования графики Гоголя и его взаимоотношений с А. Ивановым.19 Как видим, украинскому гоголеведению того времени, ориентированному на аутентичную документальную базу удалось совершить несколько научных открытий, что, надеемся, станет импульсом для дальнейших современных исследований, в том числе для ревизии достижений начала ХХ в.

Интерес к фигуре Гоголя отображают материалы, посвященные празднованию дежурных юбилейных гоголевских дат, выпавших на 20-30-е гг. ХХ в.,20 «газетным экскурсиям» по Гоголевским местам21 и посмертной мифологизации писателя, а именно мемориальным объектам — могиле писателя, памятникам22. Так, забавна ироническая заметка П. Капельгородского «Гоголь на консервации», которая в гоголевском духе рассказывает о том, что памятник Гоголю в Полтаве работы скульптора Л. Позена лежал неустановленным в ящике еще со времен первой мировой войны, что в 1914 г. нашлись такие оригиналы, которые даже хотели его поставить на Гоголевском бульваре, что в 1920-21 гг. «губраднаргосп» даже хотел расплавить его на бронзу, что в 1925 г. в связи с 75-летием со дня смерти писателя даже вышло постановление об его установке и что в 1927 г. даже вспомнили о том, что уже и юбилей прошел, а памятник до сих пор лежит. Хоть автор заметки, предлагая установить табличку «Здесь лежит Гоголь», и надеялся обратить внимание на поднятую им проблему, но дело так и не сдвинулось с места до 125-й годовщины со дня рождения писателя.23 Памятник был установлен лишь в 1934 г. Современный источник объясняет этот казус так: «В первые годы Советской власти местное руководство запретило ставить памятник „буржуазному“ писателю и скульптура лежала на одном из складов».24

В заключение следует отметить, что внимание к мемориальному наследию Гоголя как один из путей приближения к писателю занимало значительное место в литературно-критической рецепции на страницах украинской периодики 20-30-х гг. ХХ в.

Примечания

1. Микола Гоголь: Українська бібліографія. К., 2009. 258 с.

2. См.: До заснування музею ім. М. В. Гоголя // Життя й Революція. 1927. № 1. С. 3; Охорона Сорочинських пам’яток старовини. Будинок Гоголя // Червоний Шлях. 1926. № 11–12. С. 239.

3. Будинок на Виноградній № 14 // Київ. Провідник за ред. Ф. Ернста. К., 1930. С. 450.

4. Орлівна Г. На руїнах Гоголівщини // Плуг. — 1929. — Жовтень. — С. 64–67.

5. Зварич О. По той і по цей бік Диканьки // Українська академія мистецтва. Дослідницькі та науково-методичні праці. К., 2009. Випуск 16. С. 14–20.

6. Отчет о состоянии коллекций института кн. Безбордко к 1 января 1918 г. Нежин, 1917. С. 5.

7. Заболотский П. А. Музей имени Гоголя при Историко-филологическом институте кн. Безбородко в Нежине. Год 1-й. Нежин, 1910. С. 8.

8. Детальнее см.: Самойленко Г. В. Музей Н. Гоголя в Нежине. Нежин, 2008. 104 с.

9. 75-річчя з дня смерті М. В. Гоголя // Пролетарська правда. 1927. № 535 (берез.). С. 2.

10. Пожарський М. Гоголівська виставка в Державній Академії художніх наук у Москві // Бібліологічні вісті. 1927. № 3. С. 132–133.

11. Розанов І. Гоголівська виставка в Державному Історичному Музеї // Бібліологічні вісті. 1927. № 3. С. 132.

12. Там же. — С. 119.

13. Капустянський І. Рукописи Гоголя в Полтавському Музеї // Записки Історико-філологічного відділу ВУАН. 1925. Кн. 5. С. 189.

14. Там же.

15. Єрофіїв І. Спадщина Гоголів-Яновських. Рукописи з Музею Слобідської України // Червоний Шлях. 1926. № 11–12. С. 249–251.

16. Єрофіїв І. Рукописний відділ Музею Слобідської України ім. Сковороди. 1926–1927. № 2–3. С. 25–30; № 4–5. С. 8–14.

17. Єрофіїв І. Новий рукопис Гоголя // Червоний Шлях. 1926. № 2. С. 175-176.

18. Зуммер В. М. Рисунки М. В. Гоголя в Музеї Слобідської України // Бюлетень Музею Слобідської України ім. Г. С. Сковороди. 1927–1928. № 4–5. С. 15–18.

19. См.: Дмитриева Е. Графика Гоголя: проблема слова и образа [Электронный ресурс] // Toronto Slavic Quarterly. № 31: сайт. URL: http://www.utoronto.ca/tsq/31/dmitrieva31.shtml (дата обращения 28.03.2011); Виноградов И. Явление картины — Гоголь и Александр Иванов // Наше наследие. 2000. № 54. С. 110–136.

20. См.: Відзначення ювілею М. В. Гоголя в Харкові // Літературна газета. 1934. № 9 (30 берез.). С. 3; 75-річчя з дня смерті М. В. Гоголя // Пролетарська правда. 1927. № 535 (берез.). С. 3; 125 років з дня народження Н. В. Гоголя // Літературна газета. 1934. № 9 (30 берез.). С. 1.

21. См.: М. Б. Полтавські пригоди Миколи Васильовича Гоголя (Фейлетон з приводу полтавського пам’ятника Гоголю) // Червоний Перець. 1928. № 21–22 (45–46); Пам’ятник М. В. Гоголю в Полтаві // Літературна газета. Х., 1934. № 9 (30 берез.). С. 1.

22. См.: Перенесення останків Гоголя, Хомякова, Ник. Рубінштейна // Червоний Шлях. — К., 1931. — № 5. — С. 124; Миргород // Більшовик Полтавщини, 1939, 30 березня, № 73. С. 3; Родін І. По Гоголівських місцях. Диканька // Червоний кордон. 1939. № 73 (30 берез.). — С. 3.

23. Капельгородський П. Гоголь на консервації // Комуніст. 1927. 18 берез. С. 2.

24. Полтавщина: Енциклопедичний довідник. К., 1992. С. 189.

К списку научных работ

Онлайн-лекция «Хранители памяти: великие музеи мира. Прадо» 24 Января в 12:00

Виртуальное путешествие по лучшим музеям России и Европы. В компании историка искусства Олега Грознова участники получат возможность познакомиться с историей и коллекциями главных музеев Москвы, Мадрида, Лондона и Неаполя


«От мистика к сатирику: советские проекты памятника Н. В. Гоголю»

В центре Москвы, недалеко друг от друга, расположились два памятника знаменитому писателю Николаю Васильевичу Гоголю