Учреждение, подведомственное
Департаменту культуры
города Москвы

«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»

395 лет назад 19 июня 1623 г. родился французский математик, учёный и философ Блез Паскаль [19.VI.1623 — 19.VIII.1662]

родился французский математик, учёный и философ Блез Паскаль [19.VI.1623 — 19.VIII.1662]

И тот и другой мучились разными болезнями, о которых много писали и говорили. У обоих подозревали сумасшествие, так и не подтвердившееся: в безумии видели причину, толкнувшую Паскаля предпочесть теологические исследования научным, а Гоголя — приостановить работу над вторым томом «Мертвых душ».

Сестра Паскаля, г-жа Перье, вспоминает: «Последняя его болезнь началась с необычайного отвращения к еде, которое охватило его за два месяца до смерти».

И Гоголь во время последней болезни отказывался принимать пищу, родилась даже легенда, повторяемая до сих пор, будто он уморил себя голодом, хотя столь же, как отказ от еды, известно, что небольшими дозами он все же ел.

За некоторое время до смерти оба прекратили интенсивное творчество, прежде составлявшее содержание жизни каждого, и отдались глубокомысленным религиозным размышлениям. У Паскаля они читаются в «Мыслях», суждениях о чудесах; у Гоголя в личной переписке конца 40-х гг., некоторых сюжетах «Выбранных мест...» и «Рассуждении о божественной литургии».

И того и другого охватывали если не одинаковые, то кое-чем близкие страхи. Паскаль испытывал ужас от вечного молчания этих бесконечных пространств; Гоголя ужасала возможность быть похороненным заживо.

Наконец, оба пишут текст, близкий не только по духу, но и по содержанию: Паскаль — «Молитвенное размышление об обращении болезней во благо» (точнее, «Молитвенное обращение к Богу о благоупотреблении болезней», («Priere pour demander a Dieu le bon usage des maladies») , Гоголь — «Значение болезней».

Сравниваю эти вещи.

У Паскаля читаем: «Ты даровал мне здоровье на службу Твою, я же истратил его на суету. Ныне Ты посылаешь болезнь мне во исправление; не допусти же меня прогневить Тебя нетерпением. Я злоупотребил своим здоровьем, и Ты справедливо покарал меня. Обрати же мне во благо кару Твою...».

У Гоголя: «Часто, в душевном бессилии восклицаешь: „Боже! Где же, наконец, берег всего?“ Но потом, когда оглянешься на самого себя и посмотришь глубже себе внутрь, — ничего уже не издает душа, кроме одних слез и благодарения. О, как нужны нам недуги! Из множества польз, которые я уже извлек из них, укажу вам только на одну: ныне, каков я ни есть, но я все же стал лучше, нежели был прежде...».

Каждый писатель рассматривает болезнь своего рода спасением, которое ниспосылает Бог для вразумления заблудших умов и зачерствевших сердец

Подобных текстуальных аналогий гораздо больше. После смерти Паскаля, вспоминает г-жа Перье, нашли клочок бумаги со словами: «Грешно, чтобы люди привязывались ко мне, даже если они делают это с радостью и по доброй воле. Я обманул бы тех, в ком зародил бы такое желание, ибо я не могу быть целью для людей, и мне нечего им дать <...> Они не должны привязываться ко мне, ибо им следует тратить свою жизнь и труды на угождение Богу или поиски Его».

В Завещании, первом сюжете «Выбранных мест из переписки с друзьями», Гоголь просит: «Завещаю вообще никому не оплакивать меня, и грех себе возьмет на душу тот, кто станет почитать смерть мою какой-нибудь значительною или всеобщею утратой». Вполне к месту было бы продолжить словами Паскаля: «...Я не могу быть целью для людей, и мне нечего им дать...». <...>

Как оба умерли сравнительно рано, так очень рано у каждого проявилась творческая одаренность

У Паскаля — выдающийся аналитический ум, благодаря которому, по воспоминаниям близких, он самостоятельно, без посторонней помощи, включая книги, додумался до постулатов геометрии Евклида, будучи двенадцати лет от роду.

У Гоголя — выдающееся художественное дарование, тоже пробудившееся довольно рано: в 22 года он выпускает первое издание «Вечеров на хуторе близ Диканьки», и эта книга сразу получает признание.

И тот и другой впоследствии заняли неколебимое место в истории культур своих стран и европейского человечества

Сравнивая то, что написал каждый из них в пору религиозных исканий, с тем, что было создано ими до этого, видишь, насколько все вероисповедное уступает их чистому, ни чему, кроме свободного порыва, не обязанному творчеству. У Паскаля это его научные труды и «Мысли», у Гоголя — комедии, повести, «Мертвые души».

И у того и у другого сочинения, вызванные религиозными размышлениями, явно проигрывают страницам, появившимся под влиянием интуитивных побуждений. Достаточно сопоставить комментарии различных библейских эпизодов, предпринятые Паскалем в защиту христианства для доказательство его превосходства перед язычеством, иудаизмом, мусульманством, с его «Мыслями».

Точно так же нравоучительные, религиозные страницы «Выбранных мест...» не идут ни в какое сравнение ни с одной из страниц гоголевского художественного творчества, хотя известно, что религиозные настроения усилились в Гоголе в качестве своеобразного ответа на ослабление творчества; к чтению духовных книг, к паломничеству на Восток, к Гробу Господню, он обратился с одной целью — повлиять на творчество, дописать «Мертвые души», чтобы Чичиков-праведник послужил примером каждому русскому человеку в стремлении к христианскому идеалу.

Мильдон В. И. Гоголь и Паскаль // Н. В. Гоголь и его творческое наследие: Десятые Гоголевские чтения. Материалы докладов Международной научной конференции. Москва. 30 марта — 2 апреля 2010 года / Департамент культуры г. Москвы; «Дом Н. В. Гоголя»; под общ. ред. В. П. Викуловой. — М.. Фестпартнер, 2010. — 299 с.. ил.

К списку событий

«Анна Каренина» (1935) 22 Августа в 15:00

Кинолекторий «Великие экранизации и литературные юбилеи»

«Стопы Христа — Путь Небесный»

Посвящается паломничеству Н.В. Гоголя на Святую Землю в 1848 г.