Учреждение, подведомственное
Департаменту культуры
города Москвы

«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»

235 лет назад 3 апреля 1783 г. родился американский писатель, «отец американской литературы» Вашингтон Ирвинг [3.IV.1783 — 28.XI.1859]

родился американский писатель, «отец американской литературы» Вашингтон Ирвинг [3.IV.1783 — 28.XI.1859]

... Пространственная организация многих произведений писателей [Гоголя и Ирвинга. — Прим.] близка к мифологической. Для их произведений так же характерно разделение мира на «наш», то есть мир людей, мир жизни и «чужой», то есть мир тайный, загадочный, зловещий. В повести Н. В. Гоголя «Вий» яркому, красочному, исполненному жизни миру хутора противостоит церковь, ставшая прибежищем тайных сил. При описании церкви неоднократно указывается на безжизненность, мертвенность пространства вокруг нее. Изнутри церковь мрачна, зловеща, и, оказавшись в ней, Хома сразу начинает думать о появлении «выходцев с того света». Церковь в данном случае выступает как граница миров, где особенно напряжена борьба жизни и смерти, где возможно взаимопроникновение мира «нашего» и мира хтонического.

У В. Ирвинга мифологическое «двоемирие» наблюдается в новелле «Адалантадо семи городов», где герой уплывает в море в поисках острова святого Брандана. Этот сюжет восходит к кельтским легендам. Остров святого Брандана выступал в поверьях всей средневековой Европы как «земной рай». Но, в описании В. Ирвинга он больше похож на царство мертвых — там остановилось время, герои туда попадают во время бури с мыслями о смерти. Авторы легенд поместили остров святого Брандана за Канарскими островами, которые считались в Средние века границей человеческого мира. Как у Гоголя, так и у Ирвинга пребывание героя в тайном мире заканчивается трагически. <...>

И Гоголь, и Ирвинг признают неизбежность разрушения старого, уютного, патриархального мира

Но Ирвинг смотрит в будущее более оптимистично. Прогресс, который, по словам автора, не обойдет и Лощину, не убьет полностью поэзию и очарование старой Америки. Гоголь же не видит возможности соединить прогресс и поэзию, гибель старых усадеб для него — невосполнимая утрата.

Мифологическое двоемирие реализуется и в мотиве волшебного сна, рассмотренного на примере повести Гоголя «Майская ночь или Утопленница» и новеллы В. Ирвинга «Дольф Хейлигер». Отмечается сходство в построении сюжета произведений — герой засыпает в загадочном месте, о котором ходят легенды. Так, Дольф Хейлигер в новелле Ирвинга вызвался провести ночь в доме с привидениями. В новелле присутствуют детали, говорящие о том, что дом этот является символом границы миров — он кажется безжизненным днем, а ночью в нем оживают призраки прежних владельцев. Кроме того, около дома находится заброшенный колодец. Деталь весьма характерная, поскольку в мифах колодцы часто служат символом границы человеческого и потустороннего мира.

Левко в повести Н. В. Гоголя заснул на берегу озера. Вода в мифах является символом входа в тайный, хтонический мир, граница земли и воды представлялась народам-мифотворцам как граница двух миров. Перед тем как заснуть, Левко рассказал о тайне заброшенного дома. Так в повести дается своеобразная «установка на чудо», на мифологичность. Мир, куда попадают герои во сне, кажется более живым, реальным, чем действительность.

Дольф Хейлигер во сне увидел свою судьбу, увидел своих предков. Примирение с предками, со своим родом символизирует примирение героя с собой, окончательное обретение своего «Я». Отголоски мифологического мотива о предопределенности пути героя, неизбежности выпавших на его долю испытаний ощутимы в изображении «странностей» Дольфа, его одиночестве. Он отвержен окружающими, которые считают его ни на что не способным и предсказывают ему смерть на виселице. В новелле имеет место и восходящий к мифу мотив позднего взросления героя, развитие его удивительных способностей и его чрезмерно озорной и отчаянный характер.

Подобные, хотя и несколько смягченные, черты усматриваются в образе гоголевского Левко. Очарование «мира сна» выражено у Гоголя еще отчетливей, чем у Ирвинга. Заснув, Левко увидел удивительную красоту и тайную жизнь окружающей природы. Заброшенный дом предстал перед ним обитаемым, сама панночка подтвердила истинность рассказанной Левко легенды. Кроме того, в «мире сна» Левко наделяется своеобразным ясновидением — он смог узнать ведьму среди утопленниц (сами утопленницы не могли этого сделать).

Сюжет о волшебном сне, восходящий к мифу, получает у Гоголя и Ирвинга отличное от мифа разрешение. Сон переходит в явь

Наяву герои вознаграждаются за выдержанные во сне испытания. За Дольфом Хейлигером приплывает увиденный им во сне корабль. Левко, проснувшись, обнаружил в руке записку, написанную панночкой. Обычно в мифах мир сна и мир яви не сливаются, но подобные переходы, зыбкие границы между реальным миром и «миром сна» характерны для романтической поэтики.

Федулова О.В. Гоголь и Ирвинг. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук, Тверь: ТГУ, 2005.

К списку событий

«Смех по-японски» 19 Декабря в 18:30

Культурно-просветительский проект «Япония далекая и близкая»

«Волшебство новогодних затей»

Есть вещи, над которыми время не властно. Какие ассоциации вызывает в памяти этот праздник?