Учреждение, подведомственное
Департаменту культуры
города Москвы

«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»

175 лет назад 17 февраля 1843 г. в Большом театре состоялась первая постановка комедии Николая Васильевича Гоголя «Игроки»

в Большом театре состоялась первая постановка комедии Николая Васильевича Гоголя «Игроки»

Первые наброски «Игроков» относятся к 1836 г. 10 сентября 1842 г., посылая Н. Я. Прокоповичу текст пьесы, Гоголь писал: 

Я немного замедлил высылкою остальных статей. Но нельзя было никак: столько нужно было сделать новых поправок! Посылаемые ныне „Игроки“ в силу собрал. Черновые листы так были уже давно и неразборчиво написаны, что дали мне работу страшную разбирать

22 октября 1842 г. Гоголь просил Н. Я. Прокоповича включить в текст «Игроков» «одно выражение, довольно значительное, именно, когда Утешительный мечет банк и говорит: „На, немец, возьми, съешь свою семерку“. После этих слов следует прибавить: „Руте, решительно руте! просто карта-фоска!“ Эту фразу включи непременно. Она настоящая армейская и в своем роде не без достоинства». «Руте» (дорога, фр.) означает постоянно держать банк на одну и ту же карту, а «карта-фоска» (искаженное французское carte fausse) означает «обманчивая карта». Употребление этих терминов можно расценить как намек на то, что Утешительный, как и Кугель, ранее состоял в военной службе.

3 декабря 1842 г. Гоголь писал из Рима М. С. Щепкину, просившего «Игроков» для собственного бенефиса: «Не стыдно ли вам быть так неблагоразумну: вы хотите всё повесить на одном гвозде, прося на пристяжке к „Женитьбе“ новую, как вы называете, комедию „Игроки“. Во-первых, она не новая, потому что написана давно, во-вторых, не комедия, а просто комическая сцена, а в-третьих, для вас даже там нет роли. И кто вас толкает непременно наполнить бенефис моими пиэсами? Как не подумать хотя сколько-нибудь о будущем, которое сидит у вас почти на самом носу, например, хотя бы о спектакле вашем по случаю исполнения вам двадцатилетней службы? Разве вы не чувствуете, что теперь вам стоит один только какой-нибудь клочок мой дать в свой бенефис, да пристегнуть две-три самые изношенные пиэсы, и театр уже будет набит битком? Понимаете ли вы это, понимаете ли вы, что имя мое в моде, что я сделался теперь модным человеком, до тех пор, пока меня не сгонит с модного поприща какой-нибудь Боско, Тальони, а может быть, и новая немецкая опера с машинами и немецкими певцами? Помните себе хорошенько, что уж от меня больше ничего не дождетесь. Я не могу и не буду писать ничего для театра. Итак, распорядитесь поумнее. Это я вам очень советую! Возьмите на первый раз из моих только „Женитьбу“ и „Утро делового человека“. А на другой раз у вас остается вот что: „Тяжба“, в которой вы должны играть роль тяжущегося, „Игроки“ и „Лакейская“, где вам предстоит Дворецкий, роль хотя и маленькая, но которой вы можете дать большое значение».

2 января 1843 г. Д. Н. Свербеев писал Н. М. Языкову: «...Вчера на нашей пятнице Аксаков-отец прочел комедию Гоголя „Игроки“ — разумеется, между нами не было ни одного игрока. Должно ожидать огромного успеха на театре, но дело не обойдется без великой брани».

Премьера «Игроков» состоялась в Москве 17 февраля 1843 г. (одновременно с московской премьерой «Женитьбы»), а в Петербурге — 8 мая 1843 г.

Как отмечал А. А. Григорьев в статье «Гоголь и его последняя книга» (1847), в «Игроках» «нагло-пристойный тон Утешительного — эти разговоры негодяев и мерзавцев о том, что человек обязан всего себя посвятить обществу, — а эта ложь вообще, сетями которой опутаны вообще гоголевские лица, — ложь или бессознательная или сознательная, но всегда выражающаяся словами божьей правды; этот городничий с богомольною речью, этот Степан Иванович Утешительный с мыслью о посвящении себя на пользу общества... Страшные лица, страшные степени падения...»

К списку событий

«От Владимира и Суздаля до Москвы» 29 Августа в 19:00

Цикл лекций «Виртуальное путешествие. Великие города России»

«Стопы Христа — Путь Небесный»

Посвящается паломничеству Н.В. Гоголя на Святую Землю в 1848 г.