Учреждение, подведомственное
Департаменту культуры
города Москвы

«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»

70 лет назад 13 декабря 1947 г. скончался русский художник, писатель и философ Николай Константинович Рерих [9.X.1874 — 13.XII.1947]

скончался русский художник, писатель и философ Николай Константинович Рерих [9.X.1874 — 13.XII.1947]

Н. К. Рерих в своих статьях очень высоко оценил Н. В. Гоголя. Он называл его сердцеведцем, провидцем. В статье «Ценность прекрасного» есть такие слова: «...Так почти сто лет тому назад переговариваются великие люди русской литературы Гоголь и Жуковский. Оба корреспондента отличались необыкновенно широкою оценкой искусства, и потому приведенные слова имеют неувядающее значение... Именно из ширины мысли, именно испытанный кругозор может давать заключения добрые, убедительные».

В своих воспоминаниях о детстве Николай Константинович пишет: «Была программа торжественного спектакля с портретом Гоголя. Гоголь часто ставился в ученических спектаклях и всегда был мне близок. Именно не реализм Гоголя, но его высокая духовность... особенно увлекали». Пройдут десятилетия, и Н. К. Рерих будет вспоминать о портрете, написанном им к школьному спектаклю.

«Может быть, Гоголь случайно оказался в поле зрения. Но не случайны магниты. Захоронены они так, чтобы на определённых путях можно бы к ним прикоснуться и укрепиться ими.

Полвека почему-то считается во многих отношениях сроком убедительным. Помню, как при одном споре некий защитник умершего деятеля как главный довод говорил, что теперь ему можно поверить, ибо прошло уже 50 лет со времени кончины. Конечно, трудно понять, почему именно этот срок, а не другой кому-то может быть особенно убедительным, но допустим, что это так. Тем любопытнее вспомнить и подытожить полвека. Если в этом кругозоре память особенно подчеркнёт какие-то определенные обстоятельства и почему-то свяжет их, значит, в этом будет какой-то особый смысл.

Итак, первые курганные находки, красочные и рельефные карты и образы Гоголя. Конечно, не случайно память отделяет эти наслоения. Такие вехи под разными знаками вспыхнули не однажды потом. Разве не навсегда приблизилась история и очарование старинных культур? Разве не для многого вооружила география с её практическими настойчивыми заданиями? И разве многообразное, но единосущное дарование великого Гоголя, разве оно, как в высокодуховных взлетах, так и в улыбке быта, разве оно тоже не дало посох прочный и лёгкий?»

Н. К. Рерих в своих статьях называет Гоголя великим провидцем, мыслителем. Он говорит, что Гоголь имел право сказать устами одного из своих героев: «Всё вижу».

«Всё вижу и все слышу» и тогда иду вперёд. Бодрое напутствие. Ведь не слепому же идти. Не глухому же знать голоса. Не запугивание, — говорит Николай Константинович. — Гоголь, который так замечательно описывал битву, который через все тяготы жизни шел к великому и светлому, он-то знал, что знание опасностей есть предохранение от страха. Готовность к наихудшему всегда даст возможность напрячь особые силы«.

Гоголь говорил о битве. Гоголь говорил о России, Гоголь говорил о русской песне. Он любил всею душою, всем сердцем Россию. Все это можно найти на страницах его книг. «Не так ли и ты, Русь, что бойкая необгонимая тройка, несёшься? Дымом дымится под тобою дорога, гремят мосты, все отстаёт и остаётся позади! Русь, куда же несёшься ты? Дай ответ. Не даёт ответа. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо всё, что ни есть на земле, и косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства». Вспоминает эти слова и Рерих. И добавляет:

«Да разве найдутся на свете такие огни, муки и такая сила, которая бы пересилила русскую силу!» И Гоголь знал это, и Лермонтов, и Пушкин — знали все провидцы русских путей, русской славы«.

«Радостно узнавать, как читаются с восторгом Толстой, Гоголь, Чехов, Шолохов, Достоевский».

«Вот и теперь в Гималаях, когда радио дает „Запорожца за Дунаем“, яркой, красивой чередой проходят картины Украйны. Встают образы Шевченко и Гоголя. И дружба, сердечное дружество сплетается с созвучиями Украйны. Да, великое благо — братство народов. Там, где упало такое зерно плодоносное, уже будет жить мысль о мире, о сотрудничестве, о геройстве и самоотвержении. Лишь бы посеялось зерно Братства.

Не знаю, жив ли мой портрет Гоголя в гимназии Мая — рисунок на программе ученического спектакля. От первых классов возлюбили Гоголя, и запомнились слова Тараса Бульбы о товариществе: „Вот в какое время подали мы, товарищи, руку на братство. Вот в чём стоит наше товарищество. Нет уз святее товарищества. Бывали и в других землях товарищи, но таких, как в русской земле, не было таких товарищей. Нет, братцы, так любить может русская душа — любить не то чтобы умом или чем другим, а всем, что ни есть в тебе... Пусть же знают, что такое значит в русской земле товарищество!“

Вспомним лучшие слова о всех народах великой семьи всесоюзной. Пусть ничто злое не коснется всенародного строительства. Да осенит труд братский творческие достижения!»

Усманова Л. Е. Н. К. Рерих и Н. В. Гоголь. (К 200-летию великого русского писателя). — 2009.

К списку событий

«Лестница в небо»

К 170-летию путешествия Н.В. Гоголя в Иерусалим