Департамент культуры города Москвы
«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»

175 лет назад в октябре 1842 г. Николай Васильевич Гоголь закончил переработку пьесы «Театральный разъезд после представления новой комедии»

Николай Васильевич Гоголь закончил переработку пьесы «Театральный разъезд после представления новой комедии»

«Театральный разъезд после представления новой комедии» был написан в апреле — мае 1836 г. под впечатлением первой постановки «Ревизора». В 1842 г. текст пьесы был переработан.

27 июля 1842 г. Гоголь писал Н. Я. Прокоповичу о «Театральном разъезде...»: «Она написана сгоряча, скоро после представления „Ревизора“, и потому немножко нескромно в отношении к автору. Ее нужно сделать несколько идеальней, т. е. чтобы ее применить можно было ко всякой пиэсе, задирающей общественные злоупотребления, а потому я прошу тебя не намекать и не выдавать ее, как написанную по случаю „Ревизора“». 10 сентября 1842 г. в письме тому же адресату, он утверждал, что «Театральный разъезд...» «заключительная статья всего собрания сочинений и потому очень важна». А ровно через месяц Гоголь закончил переделку пьесы и 10 октября 1842 г. отослал ее Н. Я. Прокоповичу.

«Театральный разъезд после представления новой комедии» представляет собой памфлет, написанный в драматической форме и не предназначавшийся к постановке на сцене.

Здесь Гоголь спародировал отношение к «Ревизору» зрителей различных социальных слоев и театральных критиков различных направлений

Образ «очень скромного человека» появился только при переделке «Театрального разъезда...» в 1842 г. восходит к одному знакомому матери писателя, о котором Гоголь писал ей 1 сентября 1842 г.: «Из всех подробностей письма вашего... более всех остановило меня известие ваше о чиновнике, которого вы встретили в Харькове. Я не разобрал его фамилии. Все равно, скажите или напишите ему, что его благородство и честная бедность среди богатеющих неправдой найдут ответ во глубине всякого благородного сердца, что уже есть выше многих наград. Скажите ему: что эта честная бедность есть такое качество, которым он должен быть слишком горд для того, чтобы впасть в какое-нибудь отчаяние или не уметь встретить лицом несчастье и горечь жизни; что ему говорит это тот, кому внутренняя неисповедимая сила велит сказать это. И потому пусть он будет спокоен, как только можно быть спокойну в каком бы то ни было тяжком случае жизни. Передайте ему эти слова».

В уста «очень скромного человека» Гоголь вложил собственные оценки восприятия «Ревизора» публикой: «Сейчас только я слышал толки, именно: что это все неправда, что это все насмешка над правительством, над нашими обычаями и что этого не следует вовсе представлять. Это заставило меня мысленно припомнить и обнять всю пьесу, и, признаюсь, выражение комедии показалось мне теперь еще даже значительней.

В ней, как мне кажется, сильней и глубже всего поражено смехом лицемерие — благопристойная маска, под которою является низость и подлость; плут, корчащий рожу благонамеренного человека

Признаюсь, я чувствовал радость, видя, как смешны благонамеренные слова в устах плута и как уморительно смешна стала всем, от кресел до райка, надетая им маска. И после этого есть люди, которые говорят, что не нужно выводить этого на сцену! Я слышал одно замечание, сделанное, как мне показалось, впрочем, довольно порядочным человеком: «А что скажет народ, когда увидит, что у нас бывают вот какие злоупотребления?». К таким «скромно одетым» людям в первую очередь и адресовал Гоголь своего «Ревизора». Этот персонаж дает и ответ на вопрос: «Что скажет народ?» — «Скажет: „Небось прыткие были воеводы, а все побледнели, когда пришла царская расправа!“»

К списку событий

«Эпоха рококо в архитектуре» 19 Декабря в 18:00

Лекция из цикла «Голоса истории».

«От всей души» 02 Декабря в 15:00