Департамент культуры города Москвы
«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»

135 лет назад 31 марта 1882 г. родился русский советский поэт, публицист и литературный критик Корней Иванович Чуковский [31.III.1882-28.X.1969]

родился русский советский поэт, публицист и литературный критик Корней Иванович Чуковский [31.III.1882-28.X.1969]

Корне́й Ива́нович Чуко́вский (настоящее имя — Никола́й Васильевич Корнейчуко́в, 19 [31] марта 1882, Санкт-Петербург, — 28 октября 1969, Москва) — русский советский поэт, публицист, литературный критик, переводчик и литературовед, детский писатель, журналист. Отец писателей Николая Корнеевича Чуковского и Лидии Корнеевны Чуковской. По состоянию на 2015 год являлся самым издаваемым в России автором детской литературы.

Гоголь и Некрасов

Когда впервые появились в печати «Мертвые души» и вскоре вслед за ними «Шинель», Некрасову шел двадцать второй год. Он еще не написал ни строки тех стихов, которые впоследствии сделали его знаменитым. Да и вряд ли кому из тогдашних читателей могло прийти в голову, что этот молодой литератор — сочинитель водевилей, куплетов, бойких газетно-журнальных статей — станет уже в ближайшие годы народным трибуном, вдохновителем революционных бойцов. На этот героический путь его вывело, как мы знаем, влияние Белинского. Но к чему же и звал Белинский всю писательскую молодежь того времени, как не к тому, чтобы она училась у Гоголя? Видя в Гоголе «одного из великих вождей своей страны по пути сознания, развития и прогресса», Белинский был кровно заинтересован в том, чтобы молодая литература пошла по стопам этого великого вождя и вступила, подобно ему, в смертный бой с крепостническим строем. Культ Гоголя среди молодых разночинцев дошел в ту пору до невиданных в русской литературе размеров: читатели-демократы почувствовали в «Ревизоре», «Шинели», «Мертвых душах», «Старосветских помещиках» ту же ненависть к душегубному крепостническому укладу, которой были полны они сами.

Тогдашний восторг от Гоголя ни с чем несравним,- говорит в своих воспоминаниях Стасов.- Его повсюду читали точно запоем. Необыкновенность содержания, типов, небывалый, неслыханный по естественности язык...- все это действовало просто опьяняющим образом.

Таких «опьяненных Гоголем» было в то время множество, особенно после «Мертвых душ» и «Шинели». И, конечно, среди них были все передовые писатели, вступавшие тогда на литературное поприще. Но такого верного, такого пламенного ученика и приверженца, каким заявил себя в то время Некрасов, у Гоголя тогда еще не было. (Салтыков-Щедрин вошел в литературу позднее.) Первым произведением поэта, написанным под непосредственным воздействием Гоголя, — является очерк «Петербургские углы», который в 1843 году был выделен автором из одной незаконченной повести.

Именно в «Петербургских углах» Некрасов впервые нашел свою тему, свой подлинный — некрасовский — путь. Здесь, как и в произведениях Гоголя, «выставлены на позор во всей своей наготе, во всем своем ужасающем безобразии» губительные условия тогдашней действительности, которые превращали находившегося в их тисках человека в нравственного калеку, в урода, уничтожая в нем все лучшие качества души человеческой.

Такими нравственными калеками доверху набита трущоба, изображенная Некрасовым в «Петербургских углах». Здесь нет и не может быть места нормальным отношениям людей. Здесь больную женщину лечат побоями. Здесь воровка ворует у вора. Здесь девушка сидит под окном как вывеска публичного дома. Здесь, под дикое хрюканье пьяниц, 60-летний старик пляшет за рюмку водки. Здесь крепостной человек, говоря о побоях, которые наносил ему барин, обижается только на то, что этот барин — чужой, побои, наносимые собственным барином, он считает в порядке вещей. Здесь извращены все понятия о чести и совести. Каждая страница словно иллюстрирует восклицание Гоголя: «Как много в человеке бесчеловечья!» И так же, как в произведениях Гоголя, видишь, что сами эти люди не виноваты ни в чем, что в их «бесчеловечье» виновато уродство всего социального строя.

Белинский писал о Гоголе, что в его творчестве чувствуется «комическое одушевление», всегда побеждаемое глубоким чувством грусти и унынья. То же можно сказать и о «Петербургских углах»: всю свою трагическую тему Некрасов излагает с «комическим одушевлением», с иронией, с юмором, отчего эта тема кажется еще более трагической. 

[Чуковский К. И. Гоголь и Некрасов.- М.,1952.- 86 с. — с. 7-9]

К списку событий

«Небеса обетованные» (1991) 29 Ноября в 15:00

Кинолекторий «К 90-летию Эльдара Рязанова».