«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»

190 лет назад 10 декабря 1821 г. родился русский поэт, писатель и публицист Николай Алексеевич Некрасов [10.XII.1821 — 8.I.1878]

родился русский поэт, писатель и публицист Николай Алексеевич Некрасов [10.XII.1821 — 8.I.1878]

... В 1852 году, в самый разгар цензурного террора, Некрасов сделал смелую попытку возобновить на страницах своего журнала [«Современник». — Прим.] борьбу за гоголевское направление в искусстве. Речь идет о его стихотворении «Блажен незлобивый поэт», посвященном памяти только что умершего Гоголя.

Не нужно забывать, что в то время литературное окружение Некрасова было чуждо и враждебно ему. Как бы ни были сердечны и дружественны его отношения к ближайшим сотрудникам «Современника», всегда чувствовалось, что между ним и этой группой писателей непреодолимая идейная рознь. Все они — и Дружинин, и Боткин, и Анненков — были преданны «чистой эстетике», проповедовали самоцельность искусства. В их-то разглагольствования об «изящном» и «грациозном» искусстве, о поэтическом примирении с действительностью и врывался резкий, суровый голос Некрасова, голос представителя социальных низов.

Стихотворение «Блажен незлобивый поэт» было направлено раньше всего против эстетов, призывавших к уходу от действительной жизни.

Творчество поэта, служащего «чистой эстетике», вполне равнодушного к судьбам и делам своей родины, осуждается в этом стихотворении как эгоистическая забота о личных удобствах и радостях. Конечно, по цензурным условиям нельзя было высказать это осуждение достаточно громко и ясно, но оно чувствуется здесь между строк:

Блажен незлобивый поэт,
В ком мало желчи, много чувства:
Ему так искренен привет 
Друзей спокойного искусства...

Любя беспечность и покой,
Гнушаясь дерзкою сатирой,
Он прочно властвует толпой
С своей миролюбивой лирой.

Дивясь великому уму,
Его не гонят, не злословят,
И современники ему
При жизни памятник готовят.

В этих начальных строфах, где в качестве антипода Гоголя представлен ненавистный Некрасову образ «чистого художника», дважды указывается на трусливое бегство этого эстета от жизни, от ее тревог и волнений; искусство его названо «спокойным»; это спокойствие он ценит превыше всего и покупает его ценою измены народу; он потому-то и отстранился от сатирического обличения общественных зол, что предпочитает «покой» и «беспечность». Это черствый себялюбец, который миролюбив и беззлобен именно потому, что не хочет нарушить безмятежное течение своей жизни.

Но, говорит Некрасов в дальнейших строфах, не таков был Гоголь. Его жизнь была трагична и гибельна, ему не было «пощады» от народных врагов, его страдальческий путь был «тернист», на этом пути он встречал только хулы и проклятья, и все же прошел этот путь до конца:

Питая ненавистью грудь,
Уста вооружив сатирой, 
Проходит он тернистый путь
С своей карающею лирой.

Со всех сторон его клянут,
И только труп его увидя,
Как много сделал он, поймут.
И как любил он — ненавидя!

Это стихотворение явилось одним из самых ранних выступлений Некрасова против жрецов и ревнителей «чистой эстетики». <...>

Чтобы хоть намеком сообщить читателям сквозь рогатки цензуры, кому посвящены эти стихи, Некрасов поставил под ними дату: «25 февраля 1852 г.» — день похорон Гоголя, тот день, когда в Петербурге узнали о кончине писателя.

Первым, кто указал в печати, что стихи эти относятся к Гоголю, был Чернышевский: в первой же главе своих «Очерков гоголевского периода» он приводит отрывки из этих стихов, прямо связывая их с судьбою и личностью Гоголя.

В этом стихотворении Некрасов, характеризуя Гоголя, характеризует и себя самого. К нему полностью относятся строки:

Питая ненавистью грудь, 
Уста вооружив сатирой, 
Проходит он тернистый путь
С своей карающею лирой. 

***

Его преследуют хулы;
Он ловит звуки одобренья
Не в сладком ропоте хвалы,
А в диких криках озлобленья.

Уже то, что, изображая Гоголя, Некрасов тем самым невольно изобразил и себя, показывает, что избранный им писательский путь был действительно продолжением гоголевского. Это ясно ощущали современники. Рецензент «Сына Отечества» в своей статье о первом издании «Стихотворений» Некрасова утверждал как общепризнанный факт, не требующий никаких доказательств, что «г. Некрасов вполне представитель нового искусства, начало которому положено Гоголем».

Нужно ли напоминать, что стихотворение «Блажен незлобивый поэт» развивает мысли, высказанные в «Мертвых душах», — в том отрывке из поэмы, где Гоголь размышляет об «уделах» и «судьбах», которые ожидают двух разных писателей — одного, льстящего своим современникам, и другого, говорящего им суровую правду.

Некрасов и здесь усилил, подчеркнул, активизировал тему, поднятую Гоголем, сделал ее более резкой и четкой. Если вспомнить дату напечатания этого стихотворения, станет ясно, как мужественно боролся Некрасов за Гоголя даже в эпоху самодержавного террора, даже под угрозой тяжелых репрессий, боролся, находясь в тесном окружении таких враждебных гоголевскому направлению писателей, как Дружинин, Фет, Василий Боткин, Щербина. Не забудем, что в то же самое время за менее крамольный поступок, за одно только сочувственное напоминание о Гоголе, вызванное известием о его неожиданной смерти и не заключавшее в себе тех «криминалов», какие имеются в стихотворении Некрасова, другой почитатель Гоголя — Тургенев — был арестован и сослан.

[Чуковский К. Гоголь и Некрасов. — М.: ГИХЛ, 1952.]

К списку событий

«Курилка Гутенберга» 27 Сентября в 19:00

Открытый лекторий.