«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»

120 лет назад 12 октября 1896 г. родился итальянский поэт, прозаик и литературный критик Эудженио Монтале [12.X.1896 — 12.IX.1981]

родился итальянский поэт, прозаик и литературный критик Эудженио Монтале [12.X.1896 — 12.IX.1981]

Известно, что Эудженио Монтале был знаком с классиками русской литературы, и жалел, что не мог их читать в оригинале. Но он читал в переводе все, что мог, от Пушкина, Гоголя, Толстого и Достоевского до Чехова, Горького, Леонида Андреева, Пастернака, Солженицына и многих других авторов — поэтов серебряного века, русских философов... <...>

Статей, посвященных Гоголю у Монтале нет, за исключением рецензии на оперу «Ревизор» Вернера Егка. Представление состоялось на венецианском Биеннале в сентябре 1957 г. и было, по его мнению, «единственной новостью». «Адаптирование известной пьесы Гоголя — пишет поэт — сокращено в диалогах и освобождено от многих второстепенных персонажей. Однако, то, что осталось — достаточно гоголевское». Под «гоголевским», очевидно, имеется в виду то, что в другой статье того же года определяется как «гоголевская традиция», в которой «ирония, доведенная до сарказма, всегда смягчается чувством подлинной и глубочайщей pietas».

Для Монтале, Гоголь — великий классик, гений, который, вместе с Гончаровым, «пробил корку русского Просвещения и дотронулся до вечной сущности своего народа»

Монтале читает все его произведения, ему доступные в переводе, чувствуя, кстати, в этом обстоятельстве серьезное ограничение: «Не спрашивайте у такого человека, как я, не знающего ни одного слова по-русски, эстетическую оценку произведения, которое я читал в переводе, даже если я могу сопоставить его с немалочисленными другими призведениями того же автора». Тем не менее, создается впечатление, что ему удалось «прочувствовать» Гоголя и «эстетически», проникая в наиболее существенные черты его поэтики. Об этом можно судить, в частности, по его отклику на одну случайную и малоизвестную страницу Гоголя. Короткая заметка, которую Монтале ей посвящает, замечательна тем, что в ней заключены одновременно и блестящий пример критической манеры Монтале и весьма интересный и продуктивный подход к творчеству русского писателя. <...>

Как известно, в начале 70-ых годов в США была опубликована «Страница Альбома» — шутливая запись, сделанная Гоголем в Риме между 37-ым и 39-ым годами в альбоме Марьи Алексанровны Власовой, сестры Зинаиды Волконской:

Как ни глуп Индейский петух, как ни глуп Руской, выехавший за границу и жалеющий что при нем нет крепостнаго человека, как ни глупы Фрак и Мундир, два глупейшия произведения XIX века; — но врядь ли они все вместе глупее моей головы. Ничего решительно не могу Вам выкопать, Марья Александровна! Чепуха и дичь в ней такая как в русском губернском городе; а безтолково как в комнате хозяина на другой день после заданной им вечеринки, каторою он сам был недоволен, над которою потрунили вдоволь гости и после которой ему остались только: битая посуда, нечистота на полу и заспанные рожи его лакеев. — 

Вот что должен сказать вам, хотевший бы сказать что нибудь хорошее, и весьма благодарный вам за Ваше расположение

Гоголь

Появление до тех пор неизданной гоголевской страницы сопровождает ряд критических откликов, в первую очередь Р. Якобсона и Б. Арутуновой, курирующих публикацию. В 73-ем году в Италии появляется работа Риккардо Пиккио «О прозодической структуре одной римской страницы Гоголя». Монтале читает работу Пиккио, содержащую и итальянский перевод гоголевской страницы, и в январе 1974 г. в «Corriere della sera» выходит его статья под названием «Pagina d’Album» (Страница Альбома). В ней поэт сначала излагает обстоятельства появления гоголевского текста, затем приводит сам текст в переводе Пиккио, и в заключении дает следующий комментарий: <...>

Потом переводчик, так сказать, разобрал русский оригинал и, расставив должным образом ударения и анжамбеманы, сложил вполне приемлемое стихотворение, состоящее из двух cтансов и концовки. Родилась ли эта удивительная проза после минуты размышления, или онa — плод импровизации? Моя гипотеза такова: Гоголь начал с нуля, подчиняясь впоследствии потребности заполнить до конца белую страницу. Так можно было бы объяснить эти нападения и отходы, подобные игре кошки с мышью. Но это всего лишь предположение. Такого рода случаи оправдывают беcтолковую теорию о том, что форма и создает свое содержание. Такое случается только в декларированном антиискусстве, которое себя называет другим. А о нем не может быть и речи. <...>

... Образ игры «кошки с мышей», созданный Монтале, можно действительно воспринимать как многогранную, емкую формулу, применимую к различным аспектам поэтики и стиля Гоголя, обнаруживающую скрытые, глубинные связи и перерастаяющую в удачную попытку синкретического осмысления его творчества. Поэт, очевидно, сознательно обыгывает метафорическую подолплеку использованного образа, который в итальянском языке можно считать устойчивой идиомой. Но, должно быть, для него оказались еще более привлекательными осязаемось, зрительность самого образа, его предметная конкретность. Монтале любил подобные определения; он пренебрегал абстрактностью и расплывчитостью отвлеченных теоризаций, обходил их, целясь прямо в суть, создавая из живого материала пластическую картину живого творческого процесса.

[Де Лотто Ч. Эудженио Монтале читает Гоголя // Н. В. Гоголь и современная культура. Шестые Гоголевские чтения: материалы докладов и сообщений Международной научной конференции. Москва. 31 марта — 3 апреля 2006 г. / Ком. по культуре г. Москвы; ЦГБМЦ «Дом Гоголя»; под общ. ред. В. П. Викуловой. — Москва : КДУ, 2007.]

К списку событий

«Серенада солнечной долины» (1939) 26 Июля в 15:00

26 июля 2017 года в 15:00 мы предлагаем вам познакомиться с музыкальным кинофильмом режиссёра Брюса Хамберстоуна 1941 года с участием Сони Хени и знаменитого оркестра Гленна Миллера — «Серенада солнечной долины».