«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»

130 лет назад 14 июня 1886 г. скончался русский драматург Александр Николаевич Островский [12.IV.1823 — 14.VI.1886]

скончался русский драматург Александр Николаевич Островский [12.IV.1823 — 14.VI.1886]

Одна из первых комедий А. Н. Островского «Банкрут» (первоначальное название «Несостоятельный должник»), известная под названием «Свои люди — сочтемся», относилась современниками к гоголевскому направлению и, по меткому выражению А. Писемского, была «купеческим „Горе от ума“, или, точнее сказать, купеческими „Мертвыми душами“».

Деятельность Островского по созданию национального театра представлялась Гончарову зданием, „в основание которого положили краеугольные камни Фонвизин, Грибоедов, Гоголь“, а Герцен полагал, что „фалангу“ этих „великих насмешников“ „разбудил“ смех Фонвизина

Ближайший современник Гоголя, автор «Банкрута» Островский полностью не использует его достижения и возвращается к типу сюжета, созданному в «Недоросле» — нанизывающему (или хроникальному). Так же, как в комедии Фонвизина, действие развивается здесь в нескольких планах, однако друг другу противостоят не положительные и отрицательные, а отрицательные персонажи, как в «Ревизоре». В каждом из планов комедии драматическое действие идет путем нанизывания частных завязок, которые, в отличие от техники, применяемой Фонвизиным, не развязываются сразу, а накапливаются до основной, все разрешающей развязки. Нанизывающий сюжет позволил автору от начала до конца проследить путь достижения нескольких недостойных целей — Большого и Подхалюзина, свахи и стряпчего; шаг за шагом показать весь ход подготовки их преступлений — и уголовных, и нравственных.

Концентрический сюжет в «Ревизоре» сочетается с конфликтом-казусом, подчиненным основной социальной задаче комедии. Страх перед неизбежным наказанием заставляет действующие лица участвовать в действии, и весь их путь к разрешению конфликта напоминает «локальные и преходящие» противоречия, которые обычно характеризуют конфликт-казус. Однако «высшее» содержание, заложенное драматургом в эти, на первый взгляд, частные противоречия, высвечивало их длительный и устойчивый характер, вследствие чего они могут разрешиться только волей истории и природы или судом совести, воплощенным в образе истинного ревизора.

Подобный же тип конфликта использует Островский

Однако он лишь по требованию цензора дописал своего «ревизора» — жандарма, арестовывающего Подхалюзина: в первой редакции порок торжествует над пороком, лицемерие и хитрость — над самодурством и, таким образом, конфликт разрешается в пользу одного носителя порока за счет другого. Казалось бы, в комедии Островского это происходит силами отдельных персонажей — Подхалюзина и помогавших ему свахи и стряпчего. Но основу противоречий составляет материал, созданный и подсказанный самой жизнью, и в этом нам видится проявление внешневолевого характера конфликта этой комедии.

Новаторство Гоголя становится очевидным и при анализе любовной интриги, которая, согласно классической традиции, была положена в основу комедий Фонвизина и Грибоедова и, по мнению Белинского, мешала реализации их общественного назначения. В «Ревизоре» любовная интрига пародируется, писатель сводит ее к нескольким сценам, где и дочь, и мать готовы стать возлюбленными Хлестакова. Новое звучание любовная коллизия получает в комедии Островского. Ее функция состоит не только в том, что она завязывает действие, но и является для всех персонажей способом достижения недостойных целей. Если в «Недоросле» только отрицательные персонажи стремятся извлечь пользу от брака Софьи, то в «Банкруте» в замужестве Липочки заинтересованы все. В фонвизинской комедии любовная интрига завершается одновременно с развязкой, в комедии Островского — помолвкой Липочки и Подхалюзина за одно действие до конца пьесы. Подчиняя любовную коллизию социальному конфликту, автор оставляет для его завершения последнее действие, заранее развязывая любовную интригу. Здесь разрешение основного конфликта происходит путем перемещения предмета «любви» во второй план — уже не как действующего лица, вокруг которого как бы завязывалась коллизия, а как фигуры «подхалюзинского» плана сюжета.

Переосмысление функции любовной интриги заметно и в том, что Островский представил жизнь персонажей после брака, тогда как обычно сценическая судьба персонажей завершается в момент их помолвки или свадьбы

Таким образом, любовная интрига сохраняется во всех комедиях: как традиционная в «Недоросле» и «Горе от ума», как пародия — в «Ревизоре» и в комедии Островского.

У Гоголя изображение историй «любви» подчинено задачам социальной сатиры: установка на негативность обоих персонажей чувствуется уже при первом появлении на сцене, а нелепость их поведения заостряется путем максимального сжатия во времени завязки и развязки интрижки Хлестакова одновременно с дочерью и матерью. Как показывают наблюдения, Островский в создании образа Липочки использует достижения Фонвизина и Гоголя. С одной стороны, она — прямая наследница Митрофанушки (сцены с матерью), с другой — Анны Андреевны (реплика о чинах).

При установлении степени влияния «Ревизора» на комедию Островского мы не можем обойти вниманием и такой аспект драматической техники, как инициатор действия и носитель комического начала

Как уже говорилось, Гоголь в «Ревизоре» соединил действие и комизм, в отличие от «Недоросля», где инициатор действия и носитель комического начала не соединены в одном образе (Простакова и Митрофанушка); нет такого соединения и в «Горе от ума» (Чацкий и Фамусов). В «Ревизоре» два комедийных центра — Городничий и Хлестаков, и в этих персонажах заключена энергия движения комедии. В комедии Островского найден новый способ централизации. Его комедия сначала развивается в «любовном» русле, и здесь центром действия, как представляется, является Липочка. Однако на втором плане, как бы за основной линией сюжета, находится главный центр действия — Подхалюзин, выступающий на арену событий вначале в роли второстепенного, а вскоре и главного персонажа. Большов как бы передает Подхалюзину вместе с недвижимостью и дочерью и основную нить движения всей комедии. Определение же образа-носителя комического начала представляет некоторую сложность. С одной стороны, это Липочка, своим поведением напоминающая Митрофанушку и Агафью Тихоновну из «Женитьбы» Гоголя. С другой, — это Рисположенский, поведение которого комично во многих ситуациях, если не учитывать драматизм, возникающий в конце комедии.

Таким образом, одновременно со стремлением к единству драматического действия в русской «общественной» комедии до Островского происходило соединение его центра с носителем комического начала, что в «Банкруте» привело к распространению комического на все действующие лица и сосредоточению действия на второстепенном герое, становящемся главным.

[Андрущенко Е. А. «Ревизор» Н. В. Гоголя и русская сатирическая комедия XIX в. // Н. В. Гоголь и его литературное окружение. Восьмые Гоголевские чтения: материалы докладов Международной научной конференции. Москва. 1–4 апреля 2008 года / Департамент культуры г. Москвы; «Дом Н. В. Гоголя — мемор. музей и науч. б-ка»; под общ. ред. В. П. Викуловой. — Москва: Фестпартнер, 2009.]

К списку событий

«Девятый вал» 28 Июля в 15:00

28 июля 2017 года в 15:00 в музыкально-театральной гостиной «Дома Гоголя» состоится лекция «Девятый вал», посвященная сразу двум знаменательным событиям: Дню военно-морского флота и 200-летию Ивана Константиновича Айвазовского.