Учреждение, подведомственное
Департаменту культуры
города Москвы

«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»

155 лет назад 10 марта 1861 г. скончался украинский поэт и художник Тарас Григорьевич Шевченко [9.III.1814 — 10.III.1861]

скончался украинский поэт и художник Тарас Григорьевич Шевченко [9.III.1814 — 10.III.1861]
Гоголю 

За думою дума роєм вилітає, 
Одна давить серце, друга роздирає, 
А третяя тихо, тихесенько плаче 
У самому серці, може, й бог не побачить. 
Кому ж її покажу я, 
І хто тую мову 
Привітає, угадає 
Великеє слово? 
Всі оглухли — похилились 
В кайданах... байдуже... 
Ти смієшся, а я плачу, 
Великий мій друже. 
А що вродить з того плачу? 
Богилова, брате... 
Не заревуть в Україні 
Вольнії гармати. 
Не заріже батько сина, 
Своєї дитини, 
За честь, славу, за братерство, 
За волю Вкраїни. 
Не заріже — викохає 
Та й продасть в різницю 
Москалеві. Це б то, бачиш, 
Лепта удовиці 
Престолові-отечеству 
Та німоті плата. 
Нехай, брате. А ми будем 
Сміяться та плакать.

За думою дума, как рой вылетает, 
Одна давит сердце, другая — кромсает, 
А третья — та плачет, все тише и тише, 
Как раз в центре сердца, чтоб Бог не услышал. 
Но кому же показать мне, 
Кто сумеет снова 
Воспринять душой своею 
Священное слово? 
Все оглохли — примирились 
В кандалах... поникли... 
Ты смеешься, а я плачу, 
Друг ты мой великий. 
А от плача что родится? 
Бурьян суходольный... 
Не услышат в Украине 
Грохот пушек вольных. 
Никогда отец родного 
Не зарежет сына 
За свободу, честь и славу
Родной Украины. 
Не зарежет, а взлелеет. 
Он продать стремиться 
Сына в рекруты. А это -
Лепта от вдовицы 
Престолу и отечеству, 
Иностранцам плата. 
Пускай, брат. А мы будем 
Смеяться и плакать.

Т. Шевченко. 30 декабря 1844, С.-Петербург. Перевод на русский С. Вайнблата.

«...в ссылке, в солдатчине, Шевченко горько пожалеет о том, что ему так и не довелось познакомиться с Гоголем лично: „Перед Гоголем должно благоговеть, как перед человеком, одаренным самым глубоким умом и самою нежною любовью к людям! — писал он Варваре Репниной из Оренбурга 7 марта 1850 г. —

<...> наш Гоголь — истинный ведатель сердца человеческого!

<...> Я никогда не перестану жалеть, что мне не удалось познакомиться лично с Гоголем. Личное знакомство с подобным человеком неоцененно, в личном знакомстве случайно иногда открываются такие прелести сердца, что не в силах никакое перо изобразить!“ [Шевченко Т. Твори в 5 т. Т. 5.]

Более того, он надеялся именно своего „великого друга“ видеть среди тех людей, которые помогут ему в отмене варварского запрета „писать и рисовать“, наложенного царем на отданного в солдаты бывшего крепостного (не так давно выкупленного на волю при участии царской семьи, Жуковского, К. Брюллова и — Гоголя, о чем Гоголь сам говорил Г. Данилевскому [Об этом Г. Данилевский сообщил в своих воспоминаниях („Истор. вестник“, 1886, т. 26).]). 1 января 1850 г. (почти ровно в пятую годовщину послания „Гоголю“) Шевченко пишет Варваре Репниной: „Я сегодня же пишу Василию Андреевичу Жуковскому (я с ним лично знаком) и прошу его о исходатайствовании позволения мне только рисовать. Напишите и Вы, ежели Вы с ним знакомы. Или напишите Гоголю.., чтобы он ему написал обо мне, он с ним в весьма коротких отношениях“ [Шевченко Т. Твори в 5 т. Т. 5.]. И в уже цитированном письме от 7 марта просит прислать „Мертвые души“: „Меня погонят 1 мая в степь <...>, следовательно, опять прервут всякое сообщение с людьми. И такая книга, как “Мертвые души”, будет для меня другом в моем одиночестве“ [Там же.]».

[Звиняцковский В. Я. Мыкола Гоголь и Тарас Шевченко: история одной литературной «невстречи» // Н. В. Гоголь и русская литература. К 200-летию со дня рождения великого писателя: сборник. М., 2009.]

К списку событий

«Карнавальная ночь» (1956) 27 Декабря в 15:00

Новогодние киносреды в «Доме Гоголя»

«Ваш отзыв очень важен для нас»

Выставка, посвященная интернет-отзывам на классическую литературу