«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»

210 лет назад 23 ноября 1800 г. родился русский историк, журналист и публицист Михаил Петрович Погодин [23.XI.1800 — 8.XII.1875]

родился русский историк, журналист и публицист Михаил Петрович Погодин [23.XI.1800 — 8.XII.1875]

«История взаимоотношений с Погодиным составляет одну из драматичных страниц биографии Гоголя» — говорится в предисловии к публикации их переписки в двухтомнике 1988 года.

Действительно, сколько взаимной открытости, доверия друг к другу и вместе с тем — обид, упреков, а порой и оскорблений найдем мы в сохранившихся письмах.

Сквозной мотив в гоголевских оценках личности и деятельности Погодина, начиная с сороковых годов, — топорность, неряшливость, неопрятность

2 ноября 1843 года Гоголь пишет Погодину из Дюссельдорфа: «Когда я видел, как с помощью какой-то непостижимой силы закрутился между нами вдруг какой-то посторонний вихрь, в каком грубом, буквальном смысле принимался всякий мой поступок, какое топорное значение давалось всякому моему слову, — почти ужас овладевал моей душою. <...> я рассердился на то, что ты схватил сгоряча топором там, где следовало употребить инструмент помельче <...> я сердился на себя и за то, что не в силах был перенести этого хладнокровно».

Зрительно этот мотив явно соотносится с образом Собакевича, которого, кстати, тоже звали Михайлой: «Известно, что есть много на свете таких лиц, над отделкою которых природа недолго мудрила, не употребляла никаких мелких инструментов, как то: напильников, буравчиков и прочего, но просто рубила со своего плеча: хватила топором раз — вышел нос, хватила в другой — вышли губы, большим сверлом ковырнула глаза и, не обскобливши, пустила на свет, сказавши: „живет!“». Сходство образно-лексического строя при характеристике Погодина и Собакевича наблюдается и в других случаях: «отделавши осетра», Собакевич «пришипился так, как будто и не он»; Погодин, «самоуправно» поместив в «Москвитянине» портрет Гоголя, вопреки его желанию, «тоже пришипился, как бы ничего не было».

Черты характера Собакевича: „кулачество“, ругательные слова, жадность, прижимистость, — соотносимы с обликом Михаила Петровича Погодина, каким он предстает в письмах Гоголя 1843–1847 гг., а также в ряде писем С. Т. Аксакова, где отмечены способность причинять беспокойство, отсутствие такта и т. п.

С. Т. Аксаков рассказывает о том, как докучал Погодин Гоголю, постоянно требуя материалов в свой журнал: «...грубая, черствая, топорная натура Погодина, лишенная от природы или от воспитания всех нерв, передающих чувства деликатности, разборчивости, нежности, не могла иначе поступать с натурою Гоголя, самою поэтическою, восприимчивою и по преимуществу нежною. Погодин сделал много добра Гоголю, хлопотал за него всегда и везде, передавал ему много денег (не имея почти никакого состояния и имея на руках большое семейство), содержал его с сестрами и с матерью у себя в доме и по всему этому считал, что он имеет полное право распоряжаться в свою пользу талантом Гоголя и заставлять его писать в издаваемый им журнал. Погодин всегда имел добрые порывы и был способен сделать добро даже и такому человеку, который не мог заплатить ему тем же; но как скоро ему казалось, что одолженный им человек может его отблагодарить, то он уже приступал к нему без всяких церемоний, брал его за ворот и говорил: „Я тебе помог в нужде, а теперь ты на меня работай“». «Топор» становится также орудием деятельности Погодина (теперь снова у С. Т. Аксакова): «До сих пор идут толки о выборе нового редактора, но все это вздор. Дело кончится тем, что Погодин опять примется за издание журнала и начнет сколачивать его топором, кое-как, или прекратит на шестой книжке».

Итак, образ Погодина предстает «топорным», требующим «инструмента помельче», и вот Погодина «режут, пилят, колют» вследствие той оценки, которая дана ему Гоголем в «Выбранных местах из переписки с друзьями»: «он торопился всю свою жизнь, спеша делиться всем с своими читателями, сообщать им все, чего он набирался сам, не разбирая, созрела ли мысль в его собственной голове таким образом, дабы стать близкой и доступной всем, словом — выказывал перед читателями себя всего во всем своем неряшестве. И что ж? Заметили ли читатели те благородные и прекрасные порывы, которые у него сверкали весьма части? Приняли ли от него то, чем он хотел с ними поделиться? Нет, они заметили в нем одно только неряшество и неопрятность, которые прежде всего замечает человек, и ничего от него не приняли. Тридцать лет работал и хлопотал, как муравей, этот человек, торопясь всю жизнь свою передать поскорей в руки всем все, что ни находил на пользу просвещенья и образованья русского... И ни один человек не сказал ему спасибо; ни одного признательного юноши я не встретил, который бы сказал, что он обязан ему каким-нибудь новым светом или прекрасным стремлением к добру, которое бы внушило его слово».

Разумеется, отзыв этот не мог не обидеть Погодина. В своем дневнике он записал: «...огорчился до слез, до глубины сердца: кроме ругательств о моем слоге, Гоголь пишет, что он встретил ни одного юноши, который бы сказал мне спасибо, которого подвигнул я к добру, работая тридцать лет как муравей! Больно мне».

В этой ситуации даже Аксаков осудил Гоголя

Н. Н. Шереметева, соглашаясь, что публикация Погодиным портрета Гоголя без его на то согласия оскорбительна, призывала Гоголя смириться. Однако перед нею (и перед собой!) Гоголь пытается оправдать Погодина: «Поступки Погодина относительно меня были совершенно неумышленны. Он действовал, вовсе не думая оскорбить меня. Надобно вам знать получше Погодина. Это добрейшая душа и добрейшее сердце. Великодушие составляет главную черту его характера. Но с тем вместе некоторая грубость, незнание приличий, беспамятство и рассеянность (по причине множества дел, которыми он всегда опутан) поставляли его беспрестанно в неприятные отношения с людьми, в возможность огорчать их, без желания огорчать <...>».

[Сапченко Л. А. Н. В. Гоголь о погодинском «Историческом похвальном слове Н. М. Карамзину» // Н. В. Гоголь и его литературное окружение. Восьмые гоголевские чтения: материалы докладов Междунар. науч. конф., Москва, 1–4 апр. 2008 г. / Департамент культуры г. Москвы, «Дом Н. В. Гоголя» — мемориальный музей и научная библиотека; общ. ред. В. П. Викулова. — М.: АНО «Фестпартнер», 2009.]

К списку событий

«Серенада солнечной долины» (1939) 26 Июля в 15:00

26 июля 2017 года в 15:00 мы предлагаем вам познакомиться с музыкальным кинофильмом режиссёра Брюса Хамберстоуна 1941 года с участием Сони Хени и знаменитого оркестра Гленна Миллера — «Серенада солнечной долины».