Департамент культуры города Москвы
«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»

145 лет назад 22 октября 1870 г. родился русский писатель и поэт Иван Алексеевич Бунин [22.X.1870 — 8.XI.1853]

родился русский писатель и поэт Иван Алексеевич Бунин [22.X.1870 — 8.XI.1853]

Два выходца из мелкопоместного дворянства, два классика русской и всемирной литературы, которых разделяет время, немногим больше шести десятилетий, и почти столько же времени пролегло между появлением в свет их сочинений, посвященных своему сословию, «Старосветские помещики» (1836), и «Антоновские яблоки» (1900). Но за эти десятилетия сменился век. Золотой на Серебряный. Золотой — крепостническо-аристократический и Серебряный — буржуазный. Потому можно сказать, между Гоголем и Буниным пролегла вечность. Но оба они воспевают жизнь своего сословия дружным, слаженным дуэтом. Для Гоголя она «имеет неизъяснимую прелесть», он прямо так и говорит: «Я очень люблю скромную жизнь тех уединенных владетелей отдаленных деревень», и Бунин воздыхает: «хороша и эта нищенская мелкопоместная жизнь!» Даже выражения у них порой дословно совпадают: у Гоголя «старосветские помещики», у Бунина «старосветское благополучие». <...>

Дым отечества у Бунина имеет аромат антоновских яблок. Ему отведена главная роль символа уходящей России: „Запах антоновских яблок исчезает из помещичьих усадеб“

И Гоголь принадлежит этой России, там цвел его сад. Потому в ароматическом букете бунинского дыма отечества надо улавливать гоголевское присутствие.

Оба автора пишут о «старосветском благополучии» с тоскою. Только музыкально-изобразительные тональности у этой тоски разные. Гоголь скучает в холодном, казенном Петербурге по оставленным вот уже как семь лет местам детства, с которыми связаны дорогие воспоминания, хотя там уже «опустелое жилище... заглохший пруд, заросший ров на том месте, где стоял низенький домик...» Но он может приехать туда в любую минуту, увидеть все это. Такие же усадьбы, именьица по-прежнему рассыпаны по всем губерниям. По ним-то и будет колесить Чичиков, которому Гоголь — мать, а Пушкин — отец. Тоска Гоголя личная, в ней много грусти, но это одна из тональностей, присущая Золотому веку. «И пусть у гробового входа младая будет жизнь играть» — вот визитная карточка этой жизнеутверждающей тональности и грусти. Да, мое время ушло, но жизнь, созидательная и прекрасная, продолжается. А под пером Гоголя минувшее становится бессмертным.

А вот бунинская тоска — прощальный крик по тому, что исчезает навсегда. Он еще наслаждается последними деньками старосветского райка, но знает, что они сочтены, не будет больше уютных дворянских гнезд по России, отъездился Чичиков. У Бунина тоска становится ностальгией по тому, что утрачено безвозвратно: патриархальному мирку, в котором было столько прелести и души. <...>

Крепостнические рудименты были той пуповиной, которая связывала две эпохи, два века, две формации, как исторические, так и культурные. Связывала и Гоголя с Буниным.

„А что пройдет, то будет мило“. Вот Бунину и было мило крепостничество. А для Гоголя, „что пройдет“ еще не прошло, оно — его повседневная данность, и он ее критикует, спускает на нее собаку сатиры

[Сосницкая М. С. Мелкопоместное дворянство у Гоголя и Бунина [Электронный ресурс]. «Дом Гоголя»: сайт. URL: http://www.domgogolya.ru/science/researches/205/]

К списку событий

«Эпоха рококо в архитектуре» 19 Декабря в 18:00

Лекция из цикла «Голоса истории».