«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»

155 лет назад 5 октября 1860 г. скончался русский поэт, художник и публицист Алексей Степанович Хомяков [13.V.1804 — 5.X.1860]

скончался русский поэт, художник и публицист Алексей Степанович Хомяков [13.V.1804 — 5.X.1860]

Смерть жены Хомякова [Е. М. Хомяковой — сестры поэта и друга Гоголя Н. М. Языкова. — Прим.] потрясла Гоголя и сыграла роковую роль в развитии его последней болезни. В феврале 1852 г. Хомяков сообщал А. Н. Попову: «Смерть моей жены и мое горе сильно потрясли Гоголя; он говорил, что в ней для него снова умирают многие, которых он любил всею душою, особенно же Н. М. Языков. На панихиде он сказал: „Все для меня кончено!“ С тех пор он был в каком-то нервном расстройстве, которое приняло характер религиозного помешательства. Он говел и стал морить себя голодом, попрекая себя в обжорстве». 

14 февраля 1852 г. Гоголь, по свидетельству Хомякова, заявил: „Надобно меня оставить, я знаю, что должен умереть“

Хомяков очень глубоко характеризовал творчество Гоголя. Чарльза Диккенса он числил всего лишь «меньшим братом нашего Гоголя». В речи, произнесенной в Обществе любителей Российской словесности 26 марта 1859 года, Хомяков так охарактеризовал творчество Гоголя: «Художник, во сколько он был мыслитель, становился постоянно поневоле, так же как и вся мысль общества, в чисто отрицательное отношение к русской жизни. Высший всех своих предшественников по фантазии, по глубине чувства и по творческой силе, Гоголь разделил ту же участь. В первых своих творениях, живой, искренний, коренной малоросс, он шел не колеблясь, полный тех стихий народных, от которых, к счастию своему, Малороссия никогда не отрывалась. Глубокая и простодушная любовь дышит в каждом его слове, в каждом его образе. Правда, в наше время нашлись из его земляков такие, которые попрекали ему в недостатке любви к родине и понимания ее [имеется в виду критика со стороны П. А. Кулиша, утверждавшего в ряде статей 1850-х годов, что Гоголь плохо знает украинский быт. — Прим.]. Их тупая критика и актерство неискренней любви не поняли, какая глубина чувства, какое полное поглощение в быт своего народа нужны, чтобы создать и Старосветского помещика, и великолепную Солоху, и Хому Брута с ведьмою-сотничихою, и все картины, в которых так и дышит малороссийская природа, и ту чудную эпопею, в которой сын Тараса Бульбы, умирающий в пытках за родину и веру, находит голос только для одного крика: „Слышишь ли, батьку?“, — а отец, окруженный со всех сторон враждебным народом и враждебным городом, не может удержать громкого ответа: „Слышу!“ Впрочем, я не стану говорить ни об этой тупой критике, ни об актерстве народности, не понимающем малороссиянина Гоголя. В иных отношениях был Гоголь к нам, великорусам: тут его любовь была уже отвлеченнее; она была более требовательна, но менее ясновидища. Она выразилась характером отрицания, комизма, и, когда неудовлетворенный художник стал искать почвы положительной, уходящей от его приисков, томительная борьба с самим собою, с чувством какой-то неправды, которой он победить не мог, остановила его шаги и, может быть, истощила его жизненные силы... 

Гоголь любил Малороссию искреннее, полнее, непосредственнее; всю Русь любил он больше, много требовательнее, святее

Над его жизнью и над его смертью, так же как в другом отношении над жизнью и смертью любимого им Иванова [художника, автора картины «Явление Христа народу». — Прим.], задумается еще не одно поколение».

К списку событий

«Северная повесть» () 31 Мая в 15:00

К 125-летию со дня рождения Константина Георгиевича Паустовского