Учреждение, подведомственное
Департаменту культуры
города Москвы

«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»

170 лет назад 17 августа 1845 г. Николай Васильевич Гоголь посетил Чешский национальный музей в Праге

Николай Васильевич Гоголь посетил Чешский национальный музей в Праге

«Один из самых путешествующих классиков отечественной литературы», Николай Васильевич Гоголь, не обходил вниманием и земли славянского зарубежья. Oн много раз бывал в Чехии: в Мариенбаде (Марианске лазне, 1839 г.), Карлсбаде (Карловы Вары, 1845 г.), Есенике (1845, 1846 гг.), в Праге: 1842 г. по пути в Италию и в 1845 г. в связи с поездкой на карлсбадский курорт. Побывав в пражском Национальный музее 17 августа 1845 г., Гоголь расписался в книге почетных посетителей и в тот же день оставил в альбоме В. Ганки, директора музея, такие строки:

Гоголь желает Вацлаву Вацлавовичу прожить еще сорок шесть лет до столетия, трудиться, печатать и издавать произведения во славу славянской земли и так же приветливо и добросердечно, как сегодня, встречать всех приезжающих к нему русских людей. 1845, 5/17 августа

В них выражены теплые чувства Гоголя к В. Ганке, известному чешскому поэту и филологу. Однако пражский эпизод многое говорит и о восторженном отношении Ганки к русскому писателю. Вот как рисуют это чешские источники: «Ганка уже знал прославленные произведения Гоголя, знал его и по портретам, создав в воображении и свой образ писателя. И теперь он не мог поверить, что перед ним стоит тот самый Гоголь, чьи произведения он читал с такой любовью и восторгом. Он настолько был потрясен, что не мог удержаться от вопроса, правда ли, что он и есть автор этих произведений. „Да оставьте вы это!“, — ответил Гоголь. „Ваши книги, — продолжал Ганка, — гордость славянских литератур“. „Да бросьте, да будет вам!“, — все твердил Гоголь, махая рукой и покидая музей».

А чуть меньше чем через сто лет, в середине 1930-х гг. появилось стихотворение словака Янки Есенского «Аутодафе Гоголя» о страшной февральской ночи, пережитой Гоголем в последние дни жизни в Москве, в особняке генерал-майора А. И. Талызина, когда смертельно больной писатель сжигал беловую рукопись второго тома «Мертвых душ».

Содержательное, но короткое стихотворение представляло собой монолог человека на грани безумия

Автор живо представил себе, как дрожа от холода и душевной боли, требуя у слуги Семена свечку и пальто на плечи, с отчаянием, злым азартом, хохотом и рыданьями бросал Гоголь в огонь исписанные страницы, («любовь Улиньки», «Кошкарева, Хлобуева, Тентетникова»), сжигая вместе с ними и самого себя.

Документальный эпизод встречи Гоголя в Праге и воссозданная словацким поэтом кульминация душевной драмы Гоголя могли бы стать своеобразным эпиграфом к теме восприятия русского классика зарубежными славянами, так как выявляют тональность этого восприятия — восторженного и сострадательного.

[Будагова Л. Н. Восприятие Гоголя в литературах западных и южных славян // Н. В. Гоголь и традиционная славянская культура. Двенадцатые Гоголевские чтения: Сб. статей по материалам Междунар. науч. конф — Новосибирск, 2012.]

К списку событий

Мастер-класс по кварцевой живописи 16 Декабря в 18:00

Авторский мастер-класс Александра Нартова

«Ваш отзыв очень важен для нас»

Выставка, посвященная интернет-отзывам на классическую литературу