«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»

200 лет назад 4 июля 1815 г. родился русский живописец и график Павел Андреевич Федотов [4.VII.1815 — 26.XI.1852]

родился русский живописец и график Павел Андреевич Федотов [4.VII.1815 — 26.XI.1852]

Не надо быть большим знатоком искусства, чтобы, сопоставив картины Федотова и произведения Гоголя, увидеть в них много общего не только в идейной тематике, но и сатирической обрисовке образов, художественных приемах создания характеров, использовании художественной детали. Поэт Т. Г. Шевченко писал в дневнике: «Мне кажется, что для нашего времени... необходима сатира, только сатира умная, благородная. Такая, например, как „Жених“ Федотова [так для краткости Шевченко называет поэму Федотова „Поправка обстоятельств“. — Прим.], или „Свои люди — сочтемся“ Островского и „Ревизор“ Гоголя».

Творчество Николая Васильевича Гоголя явилось победой „натуральной школы“, критического реализма в русской литературе. Творчество Павла Андреевича Федотова свидетельствовало о торжестве критического реализма в живописи

Его лучшие картины — «Свежий кавалер»«Завтрак аристократа»«Сватовство майора»,  — были полностью направлены на обличение бюрократов-чиновников, на разоблачение небокоптителей и мертвых душ. В произведениях писателя и полотнах художника те же сатирические, иногда доведенные до гротеска образы, та же прямолинейность и подчеркнутая односторонность в их обрисовке, та же прозрачность и простота сюжета, тот же повышенный интерес к бытовой обстановке, к потрясающей тине мелочей, опутавших жизнь. Создается впечатление, будто писатель и художник смотрели на жизнь одними глазами. Современники утверждали, что Федотов обладал редким даром слова. Писатель и литературный критик А. В. Дружинин вспоминал: «Когда я бывал с ним, мне казалось, что у меня во лбу лишних два глаза и что лишняя голова сидит у меня на плечах. Рассказы этого человека, видевшего на своем веку только Петербург и Москву, были живее, интереснее, неистощимее, чем рассказы многих людей, объехавших полсвета».

Но, отмечая общность гоголевских и федотовских типов, нельзя забывать о специфике литературы и живописи. Аристократ из картины «Завтрак аристократа» или чиновник из картины «Свежий кавалер» — это не переложение на язык живописи гоголевских небокоптителей. 

Герои Федотова — не ноздревы, не хлестаковы, не чичиковы. Но они — тоже мертвые души

Пожалуй, трудно себе представить так ярко и зримо типичного николаевского чиновника без картины Федотова «Свежий кавалер». Чванливый чиновник, хвастаясь перед кухаркой полученным крестиком, хочет показать ей свое превосходство. Горделиво напыщенная поза барина нелепа, как и он сам. Его кичливость выглядит смешно и жалко, а кухарка с нескрываемой издевкой показывает ему стоптанные сапоги. Глядя на картину, мы понимаем, что «свежий кавалер» Федотова, как и гоголевский Хлестаков, мелкий чиновник, которому хочется «сыграть роль хоть одним вершком выше той, которая ему назначена». <...>

Что касается «программы» произведения, то автор ее излагал так: «Утро после пирования по случаю полученного ордена. Новый кавалер не вытерпел: чем свет нацепил на халат свою обновку и горделиво напоминает свою значительность кухарке, но она насмешливо показывает ему единственные и продырявленные сапоги, которые она несла чистить».

После знакомства с картиной трудно вообразить себе более достойного собрата Хлестакова

И там и здесь полная моральная пустота, с одной стороны, и чванливая претенциозность — с другой. У Гоголя она выражена в художественном слове, а у Федотова изображена языком живописи.

[Шер Н. С. Рассказы о русских художниках. — М.: Детская литература, 1966.]

К списку событий

«Северная повесть» () 31 Мая в 15:00

К 125-летию со дня рождения Константина Георгиевича Паустовского