«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»

175 лет назад в июне 1840 г. Николай Васильевич Гоголь путешествует по Польше на пути из Бреста в Вену

Николай Васильевич Гоголь путешествует по Польше на пути из Бреста в Вену

Польские корни Гоголя замалчивали пятьдесят лет. Только в 1902 г. в «Полтавских губернских ведомостях» № 36, в статье «К вопросу о предках Гоголя», было коротко сказано, что род Гоголь-Яновских ведет свое начало от Ивана Яковлевича (фамилии в документе нет), выходца из Польши, который в 1695 г. был назначен к Троицкой церкви г. Лубен «викарным священником...»

Николай Васильевич Гоголь по линии бабушки со стороны отца — Татьяны Семеновны Лизогуб (1743–1835) был кровно связан со знатными казацкими родами на Украине времен гетманщины. Он был потомком наказного гетмана Михаила Дорошенко и правобережного гетмана Петра Дорошенко, потомком наказного гетмана Якова Лизогуба и левобережного гетмана Ивана Скоропадского. Писатель — потомок четырех полковников: черниговского — Ефима Лизогуба, нежинского — Степана Забелы, киевского — Михаила Танского, переяславского — Василия Танского. Он внук секунд-майора Афанасия Гоголя-Яновского и внук офицера лейб-гвардии Измайловского полка Ивана Матвеевича Косяровского. По женской линии Гоголь состоял в родстве с МазепойПавлом Полуботком и Семеном Палием. <...>

О польских корнях Николая Васильевича знали все его современники

Знала это и княгиня Зинаида Александровна Волконская. Она познакомилась с Гоголем в Риме в 1837 г. В конце декабря 1838 г. на вилле Волконской устроили публичное чтение автором «Ревизора» в пользу бедного художника Ивана Шаповаленко. Княгиня была католичкой, одержимая страстным желанием и других вовлекать в лоно римской церкви. Княгиня мечтала обратить в истинную веру своего взрослого сына и Гоголя. Для этой цели она стала приглашать каждый день к себе в дом писателя и ксендзов — Петра Семененко и Иеронима Кайсевича, польских эмигрантов. Они участвовали в восстании 1830–1831 гг. Один в качестве артиллериста, другой — уланского офицера. Осенью 1837 г. с подложными паспортами они нелегально прибыли в Рим, чтобы вербовать приверженцев своему учителю Богдану Янскому, другу Мицкевича, основавшему в Париже новый католический монашеский орден. Религиозное братство видело свою задачу в том, чтобы способствовать духовному возрождению и сплочению эмиграции для продолжения борьбы.

Иероним Кайсевич записал в «Дневнике»: «Познакомились с Гоголем, малороссом, даровитым великорусским писателем, который сразу выказал большую склонность к католицизму и к Польше, совершил даже благополучное путешествие в Париж, чтобы познакомиться с Мицкевичем и Богданом Залесским».

Петр Семененко сообщил 17 марта 1838 г. из Рима своему учителю Богдану Янскому: «Возвращаемся с обеда у княгини Волконской в сообществе ее, а также одного из наилучших современных писателей и поэтов русских, Гоголя, который здесь поселился. В разговоре он нам очень понравился. У него благородное сердце, притом он молод; если со временем глубже на него повлиять, то, может быть, он не окажется глух к истине и всею душою обратится к ней... 

Понятно, беседовали мы о славянских делах. Гоголь оказался совершенно без предрассудков и даже, может быть, там, в глубине очень чистая таится душа

Умеет по-польски, т.е. читает. Долго говорили о „Небожественной Комедии“, о „Тадеуше“ и пр. (...) Гоголь сказал нам, что читает Мерославского и что он ему нравится... Сего ради мы ему — о Вротновском и Мохнацком. Последнего ради языка и стиля. Это особенно увлекло Гоголя, ибо он хотел бы проникнуться силою польского языка». Оба миссионера всячески старались, чтобы у руководителя парижского братства создалось впечатление, что Гоголю оставался буквально один шаг до перехода в католичество. Сочувствие Гоголя к борьбе поляков за свою свободу, любовь к их литературе монахи истолковали превратно. <...>

Вскоре монахи удостоверились, что гениальный писатель был одним из самых безнадежных людей, которого когда-либо удастся обратить в католичество. Поэтому они сразу же прекратили с ним встречи и всякие разговоры о религии. 

Все предки Гоголя были православными

Из беседы с Софьей Николаевной Данилевской (Быковой) — внучкой Елизаветы Васильевны Гоголь, сестры писателя:

— Софья Николаевна! Сегодня продолжают спорить: Гоголь — украинский или русский писатель?

— Я считаю, что Польша тоже может по праву гордиться этим гением! Ученые умолчали о польских корнях Николая Васильевича. В родительском доме в гостиной висел польский герб рода Яновских. Ольга Васильевна, младшая сестра писателя, говорила, что Танские — тоже выходцы из Польши. Все они были офицерами и служили в кавалерии. У моего отца до революции хранились их документы. Я помню, что фамилию Гоголь носила мать деда писателя. Чтобы ее сохранить, дед стал именоваться Гоголем-Яновским.

[На илл.: Польша, г. Щецин, XIX в.]

[Смирнова Р. Польские корни Гоголя // Новая Польша, № 10, 2010.]

К списку событий

«Гоголь и русская живопись XIX века» 14 Сентября в 19:00

Лекторий «Гоголь и его эпоха».