«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»

195 лет назад 1 августа 1819 г. родился американский писатель и моряк, автор «Моби Дика» Герман Мелвилл [01.VIII.1819 — 28.IX.1891]

родился американский писатель и моряк, автор «Моби Дика» Герман Мелвилл [01.VIII.1819 — 28.IX.1891]

Говоря о повести «Писец Бартлби» (1856 г.), следует отметить потрясающий факт: в силу неведомых обстоятельств — будь то потрясающее творческое прозрение, либо же ирония судьбы — но эта повесть о писце Бартлби, как отмечалось и прежде, необыкновенно напоминает повесть Гоголя «Шинель» (1843 г.) о титулярном советнике Акакие Акакиевиче. Хотя повести отличаются сюжетом, но обе они выводят в центр своего рассмотрения человека мелкого, или «маленького человека», скрытного, живущего совершенно одиноко в своем «мирочке».

Бартлби и Акакия Акакиевича в действительности роднит много общих свойств: оба они страшно одиноки в этом мире, они являют собой «обломок крушения посреди океана», но первейшее сходство заключается в том, что они оба писцы, они оба с пиететом относятся к печатному слову, и не могут жить вовне деятельности переписчика: 

Мало сказать: он служил ревностно, нет, он служил с любовью. Там, в этом переписыванье, ему виделся какой-то свой разнообразный и приятный мир. Наслаждение выражалось на лице его; некоторые буквы у него были фавориты, до которых если он добирался, то был сам не свой...

Второй параметр сближения двух персонажей — это пространственная замкнутость. <...> Бартлби замкнут в пространстве во многих смыслах — начиная с того, что рассказчик отводит ему в конторе угол у стены, рядом с окошком, «из которого некогда открывался вид на грязные задние дворы, теперь же, с постройкой новых домов, не открывалось никакого вида, но все же проникал свет...» и заканчивая тем, что вторая часть названия повести — «Wall-street Story» и сообщает нам на уровне подтекста о той же самой стене, в которую сам Бартлби будет «вперять глаза», подолгу стоя у окна. Мотив стены в повести «Писце Бартлби» проявлен очень ярко: это не только барьер, который незримо стоит между Бартлби и всеми людьми, которым доводится общаться с ним, но это также и тюрьма как стена, за которую был посажен Бартлби и в этом смысле совершенно неслучайно, что рассказчик, посетив главного героя в тюрьме, «нашел его (...) повернувшегося лицом к высокой стене, и (...) со всех сторон, из узких тюремных окошек, на него смотрят глаза убийц и воров». И совершенно особое значение в данном ракурсе обретает тот факт, что во втором посещении тюрьмы рассказчик видит Бартлби уже мертвым, лежащим у той самой стены. Стена, таким образом, оказывается лейтмотивом не только всей жизни Бартлби, но и его смерти.

Лейтмотив жизни и смерти Акакия Акакиевича — это тоже элемент истории, вынесенный в название — его шинель. Получается, таким образом, что, как Акакий Акакиевич запрятан в свою шинель, так и Бартлби живет и умирает — средь стен

Третий параметр сближения происходит на уровне интертекста. При чтении явно прослеживаются точки соприкосновения двух столь далеких друг от друга писателей, как Гоголь и Мелвилл, которые, вполне возможно, никогда и не слышали друг о друге. Так, например, следует отметить, что то самое «гуманистическое место» «Шинели»: «Оставьте меня, зачем вы меня обижаете?» — и в этих проникающих словах звенели другие слова: «Я брат твой» созвучно словам рассказчика «Писца Бартлби», который восклицает, глядя на Бартлби: «Печаль брата! Ведь мы с Бартлби оба были сынами Адама»... Не менее примечательно и удивительное сходство в словах, отмеченное в эпиграфе; когда Бартлби умирает, то рассказчик произносит с печалью: «Опочил с царями и советниками земли», что является прямой отсылкой к книге Иова 3:14, где он говорит о том, что лучше бы ему почивать с царями и советниками земли. Удивительным является тот факт, что смерть Акакия Акакиевича описана похожим образом, а именно как «несчастие, которое обрушивалось на царей и повелителей мира». Хотя Гоголь и не цитирует книгу Иова прямо и не пишет слова «советник», но нелишним будет отметить, что должность, занимаемая Акакием Акакиевичем и есть должность титулярного советника. Наряду с этим следует заметить и то, что в ряде случаев рассказчик называет Бартлби призраком или характеризует его как существо загробного мира: «Как заправское привидение, согласно всем колдовским законам появляющееся по третьему зову, он выглянул из своего убежища», «выходец из могилы» «глаза у него мутные, без блеска», «пока я предпочел бы не проявлять капли благоразумия, — последовал тихий, замогильный ответ», «как подсказывает мне совесть поступить с этим человеком или, вернее, призраком?» — все эти совпадения с посмертной жизнью Акакия Акакиевича наводят на мысль, не продолжил ли герой Гоголя свое существование в облике писца Бартлби?

[Зеленин Д. А. «Everyman» и «Маленький человек» в повестях Г. Мелвилла «Писец Бартлби» и Н. В. Гоголя «Шинель»: типологические параллели // Зарубежная литература: контекстуальные и интертекстуальные связи [Электронный ресурс]: материалы 5‐й ежегодной всероссийской студенческой научно‐практической конференции студентов, магистрантов и аспирантов. — Екатеринбург, 2012. — 201 с. — Режим доступа: http://elar.urfu.ru/handle/10995/4632.]

К списку событий

«Серенада солнечной долины» (1939) 26 Июля в 15:00

26 июля 2017 года в 15:00 мы предлагаем вам познакомиться с музыкальным кинофильмом режиссёра Брюса Хамберстоуна 1941 года с участием Сони Хени и знаменитого оркестра Гленна Миллера — «Серенада солнечной долины».