«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»

225 лет назад 25 июля 1789 г. родился русский писатель и чиновник Михаил Николаевич Загоскин [25.VII.1789 — 5.VII.1852]

родился русский писатель и чиновник Михаил Николаевич Загоскин [25.VII.1789 — 5.VII.1852]

Гоголь познакомился с Загоскиным в Москве в июле 1832 г. через посредство С. Т. Аксакова, который вспоминал, что Гоголь хвалил Загоскина за веселость, но утверждал, что «он не то пишет, что следует, особенно для театра». По словам С. Т. Аксакова, «Загоскин, также давно прочитавший „Диканьку“ и хваливший ее, в то же время не оценил вполне; а в описаниях украинской природы находил неестественность, напыщенность, восторженность молодого писателя; он находил везде неправильность языка, даже безграмотность. Последнее очень было забавно, потому что Загоскина нельзя было обвинить в большой грамотности. Он даже оскорблялся излишними, преувеличенными, по его мнению, нашими похвалами. Но по добродушию своему и по самолюбию человеческому ему приятно было, что превозносимый всеми Гоголь поспешил к нему приехать.

Он принял его с отверстыми объятиями, с криком и похвалами; несколько раз принимался целовать Гоголя, потом принялся обнимать меня, бил кулаком в спину, называл хомяком, сусликом, и пр., и пр.; одним словом, был вполне любезен по-своему

Загоскин говорил без умолку о себе: о множестве своих занятий, о бесчисленном количестве прочитанных им книг, о своих археологических трудах, о пребывании в чужих краях (он не был далее Данцига), о том, что он изъездил вдоль и поперек всю Русь и пр., и пр. Все знают, что это совершенный вздор и что ему искренно верил один Загоскин. Гоголь принял это сразу и говорил с хозяином, как будто век с ним жил, совершенно в пору и в меру. Он обратился к шкафам и книгам... Тут началась новая, а для меня уже старая история: Загоскин начал показывать и хвастаться книгами, потом табакерками и наконец шкатулками. Я сидел молча и забавлялся этой сценой. Но Гоголю она наскучила довольно скоро: он вдруг вынул часы и сказал, что ему пора идти, обещал еще забежать как-нибудь и ушел». Гоголь неслучайно вложил в уста Хлестакова упоминание романа Загоскина. Хвастливый монолог главного героя «Ревизора», очевидно, пародировал хвастовство Загоскина (который, кстати сказать, был не только литератором, но и чиновником, и отнюдь не коллежским регистратором, а в гораздо более высоких чинах), столь ярко проявившееся при первой встрече с Гоголем. Возможно, Загоскин узнал себя в этом монологе, и данное обстоятельство вызвало негативную оценку им гоголевской комедии. В мае 1836 г. Гоголь просил Загоскина посодействовать постановке «Ревизора» на московской сцене, но тот, как кажется, отнесся к этой просьбе без энтузиазма.

По поводу эпиграфа к «Ревизору» Загоскин возмущенно спрашивал у своих друзей: «Ну, скажите, где моя рожа крива?»

Поскольку роман Загоскина «Юрий Милославский, или Русские в 1612 году» пытается выдать за собственное сочинение Хлестаков, не исключено, что Загоскина задело подобное сравнение. Однако у них с Гоголем сохранились приятельские отношения. После того, как 17 октября 1839 г. Гоголь уехал из Малого театра после второго акта «Ревизора», разочарованный постановкой и игрой актеров, он в письме к Загоскину просил оправдать его перед публикой. 8 ноября 1851 г. Гоголь посетил больного Загоскина. Это была их последняя встреча. Загоскин пережил Гоголя на несколько месяцев.

К списку событий

«Н.В. Гоголь и М.А. Булгаков» 14 Ноября в 19:00

Лекция в рамках проекта «Гоголь+1».